Об одержимости-зависимости от курения, пьянства, наркомании, и избавлении от нее. О чувстве страха Божия, и о совести

Оглавление:
  Одержимость-зависимость от курения, пьянства, наркомании, и избавление от них
  О чувстве страха и страхе Божием
  О совести


Одержимость-зависимость от курения, пьянства, наркомании, и избавление от них

Аноним:  Батюшка, расскажите, пожалуйста, как верно бороться с внешней вредной привычкой, такой как курение, пристрастие к алкоголю и т.п. Что здесь цель, а что средство? Как лучше объяснить это человеку неверующему или находящемуся в самом начале пути ко спасению и Богу?


О.Серафим:  Пьянство (алкоголизм) и наркомания – это есть страсти, погибельные для души.

Курение тоже может являться страстью, а может быть и по иной причине. В древности курение табака употреблялось с целью лечения легочных заболеваний, когда в легких был избыток слизи. То есть, была такая терапия, которая применялась на какой-то момент времени, с целью вывести человека из болезненного состояния, и когда это достигалось, то терапия курения табака прекращалась. Иными словами, – это употреблялось только с медицинской целью, на какой-то момент времени. И цель, при этом, преследовалась иная, нежели при одержимости страстью курения.

Так же, как и раковым больным, при очень сильных болях, дают наркотик, с целью ослабить это невыносимое болевое ощущение, то цель здесь преследуется иная, нежели при одержимости страстью наркомании.

Табак, наркотические и алкогольные вещества, находящиеся в алкоголе и наркотиках, являются веществами, приносящими расслабление и облегчение от боли, на физическом уровне, в различных степенях. Эти вещества сотворены Богом, и могут быть употребляемы, как лекарства. Но чтобы не принести вреда организму, они могут употребляться только в определенных дозах и случаях. Так как, употребление их не к месту, не к времени или без меры, будет приносить вред организму, на физическом и душевном уровне.

В наше время, многие курят, используя это, как таблетку от нервного стресса. То есть, человек, внутри себя, входит в раздражение, дух недовольства, обиды, возмущения, чрезмерное переживание, и другие душевные страсти, и это отражается на его нервной системе, на физическом уровне. И так как, люди не ведут борьбы со своими душевными страстями, то физические последствия, – нервный стресс, болезненные отклонения, – возникающие от этих душевных страстей, они пытаются лечить на физическом уровне, посредством таблеток, уколов, курения, алкоголя, различной терапии, то есть всего того, что приносит облегчение нервной системе и болезненному состоянию тех или иных органов.

Все это применение, само по себе, не является греховным, если оно в меру. Но оно помогает человеку только на физическом уровне, на какой-то момент времени. И когда человек снова входит в страстное состояние, на душевном уровне, то все это болезненное состояние, на физическом уровне, опять возвращается. Так как, причина, – душевные страсти, – не убрана. Применение таблеток, курения, алкоголя, может только лишь на какой-то момент времени расслаблять нервную систему человека, приносить временное облегчение, но оно не избавляет от причины скорби и страдания, на физическом и душевном уровне, – от душевных страстей.

Чтобы облегчить скорбь и страдания, происходящие от этих душевных страстей, человек закуривает, выпивает алкоголь, принимает наркотик, и ему становится, на какой-то момент времени легче, на физическом и душевном уровне. Но так как душевные страсти никуда не деваются, то все повторяется по новой. И так все время.

Но избавление от душевных страстей, которые являются причиною этих болезненных состояний, достигается только через посредство законной борьбы со страстями, при помощи благодати Божией.

Применение всех этих средств, не является греховным только тогда, когда оно применяется к месту, к времени и имеет свою меру, – когда оно применяется как таблетка, употребляемая только лишь для облегчения очень сильной и невыносимой тяжести от скорби и страдания, на физическом и душевном уровне, к примеру, как у раковых больных.

А так же, это может быть допустимым тогда, когда человек привык пользоваться, к примеру, курением, как средством от стрессов, но еще не научился правильно преодолевать эти ситуации, искушения, приносящие скорбь и страдания, на душевном уровне. Так как, в таком случае, если забрать у него это средство, то может получиться еще хуже, для него или других, по причине его впадения в беснование. То есть, помогая человеку избавиться от той или иной страсти, надо не навредить ему и другим, чтобы не было еще хуже, а помочь. Поэтому, для многих, нужна в этом деле постепенность.

И если возможно держать ситуацию под контролем, то при всех таковых случаях, применение этих средств должно быть только той меры, чтобы облегчить тяжесть скорби и страдания, а не для погони за сладострастно-усладительными состояниями и ощущениями. То есть, здесь нужна определенная мера, к месту и к времени, чтобы не переходить грани естественного употребления, ибо за этой гранью лежит уже страсть.

Ну и конечно, при всем этом, главное, – это надо учить человека, как правильно преодолевать скорбь, на душевном уровне, от неудовлетворенного страстного желания, которое он привык удовлетворять.

Все эти вещества имеют опьяняющее воздействие на мозг, организм человека, принося эйфорическое или сладострастное состояние. Разливаясь по крови, они приносят приятные и усладительные ощущения в мозгу или теле человека. По этой причине, большинство людей, ощутивши эти приятные ощущения, начинают гоняться за ними, желая ощутить их снова и снова. То есть, им начинают нравиться те усладительно-сладострастные состояния и ощущения, которые они получают, в мозгу и теле, при употреблении этих веществ. И потому, желая их ощущать больше и чаще, они попадают в зависимость от этих веществ, которые обладают пьяняще-наркотическим воздействием.

Иными словами, им нравятся эйфорические, сладострастно-усладительные, приятные ощущения, а все эти вещества являются только лишь средством, для получения этих состояний и ощущений. В итоге, все чаще и более, стремясь к получению этих состояний и ощущений, человек попадает в зависимость от них и становится пьяницей (алкоголиком) или наркоманом, – одержимым страстью пьянства, наркомании.

***

В основании любой страсти лежит дух самоугодия, то есть, человек ищет угождения духу своей самости, через посредство той или иной страсти. Проще говоря, мне так хочется, я так хочу, – это и есть дух самоугодия. И это желание противно воле Божией и природе естества человеческого, какою ее сотворил Бог. И если человек не может остановить этого своего желания, то это уже является одержимостью. То есть страсть держит его, поработила его, и он ничего не может с собой поделать. 

Погибельным для души человека является то состояние, когда человек не находится в состоянии борьбы с духом самости (первородным грехом), через посредство борьбы с тою или иною страстью.

Так как, в основании любой страсти лежит дух самости (первородный грех), то борьба со страстью предпринимается с тою целью, чтобы сокрушить этот дух самости, через посредство опытного познания и ощущения своей немощи, духа сокрушенного и смиренного, который и должен приобретаться в процессе этой борьбы. Такой настрой духа необходим для привлечения в душу Божественной благодати, посредством которой и связывается страсть, спасительно для души: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6); «Близок Господь к сокрушенным сердцем и смиренных духом спасет» (Пс.33:19).

Ибо избавление от страсти может быть как законное, так и незаконное: «Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться» (2Тим.2:5). То есть, человек может избавиться, от той или иной страсти, на основании духа самости и гордыни. Такое избавление совершится только за счет того, что возгреется другая, более сильная и погибельная страсть, или же он может просто заменить одну страсть на другую, сильнейшую. Но при таком избавлении, корень страстей, дух самости и гордыни, никуда не девается, а как был, так и остается, – еще более возгревается и становится сильнее. Это и называется незаконным избавлением, которое не приносит спасения и является погибельным для души. В итоге получается, – иллюзия, самообман.

Законное же, спасительное избавление, от той или иной страсти, совершается только через опытное ощущение и познание своей немощи, в этой борьбе, через воспитание духа сокрушенного и смиренного, перед Богом. Ибо только этот душевный настрой и привлекает в душу Божественную благодать, которая и приносит не просто избавление от страсти, а, вместе с этим избавлением, и спасение души, как сказал об этом Сам Господь: «Ибо сила Моя совершается в немощи» (2Кор.12:9). То есть, Божественная спасительная благодать, избавляющая от страсти и приносящая дар спасения, приходит в ту душу, в которой есть опытное ощущение и познание своей немощи, в борьбе со страстью, дух сокрушенный и смиренный. Так происходит законное избавление от страсти, приносящее спасение душе, и подвизание, приводящее к венцу спасения, по дару Благодати.

***

Так и борьба со страстями пьянства (алкоголизма), наркомании или курения совершается точно по такому же принципу.

Зависимость от этих страстей, – это и есть одержимость. Причина этой зависимости-одержимости в том, что человек хочет ощутить приятно-усладительные состояния и ощущения, через посредство веществ, содержащих алкоголь, наркотик. Чаще всего люди пытаются таким путем уходить от скорбей. Но когда наступает протрезвление, то скорбное состояние возвращается опять. И человек опять, тем же самым путем пытается уйти от скорбного состояния. В итоге, иллюзия, самообман, хождение по кругу, так как, причина скорби – в неудовлетворенности страсти; а природа страсти такова, что она никогда не может быть до конца удовлетворена. – Сколько страсть не удовлетворяй, она снова становится неудовлетворенной, и опять требует себе удовлетворения. И так, – до самой смерти.

В самом процессе, со временем, страсть возрастает, становится сильнее. И может уже не удовлетворяться тем, от чего раньше получала удовлетворение. И тогда она начинает требовать большего, или ее требования могут становиться более изощренными.

Причина, почему люди не могут избавиться от зависимости, одержимости страстью, наркомании, пьянства (алкоголизма), состоит в скорби, которая образуется от неудовлетворенной страсти. Так как, если не удовлетворять страсть, то в результате этого будет скорбь, той или иной силы. И человек, не желая ощущать эту скорбь, уступает требованию страстного желания и удовлетворяет его, чтобы таким путем уйти от скорби, образующейся от неудовлетворенной страсти, и получить привычное сладострастно-усладительное ощущение.

Причина же скорби заключается в том, что человек одержимый этими страстями, воспитал очень сильную привязанность (сочувствие), к получению приятно-усладительного сладострастного ощущения, через посредство наркотика или алкоголя. И поэтому, когда он не получает этого привычного ощущения, то в результате этого образуется скорбь, которая и заставляет его снова и снова удовлетворять страстное желание.

То есть, причина всей этой зависимости-одержимости, – в желании ощущать приятно-усладительные ощущения, через алкоголь, наркотик. А кто попытается разрывать эту зависимость-одержимость, то скорбь, образующаяся от неудовлетворенного страстного желания, – которое жаждет получить это ощущение, – пытается возвернуть его назад. И так как, люди, по причине любви к этим приятным сладострастным ощущениям, не желают ощущать скорбь, то, поэтому, они и не могут избавиться от этой зависимости-одержимости.

Вот почему, чтобы избавиться от этой зависимости, одержимости страстями алкоголизма и наркомании, надо научиться претерпевать эту скорбь от неудовлетворенного страстного желания. А чтобы ее претерпевать, для этого надо учиться смиряться с ощущением скорби. Но так как, одержимый страстями не хочет смириться со скорбью, происходящею от неудовлетворенного страстного желания, поэтому у него и исчезает терпение, и он удовлетворяет страстное желание. И потому не может выйти из этого замкнутого круга.

***

В тот момент, когда страстное желание жаждет получить удовлетворение, но не получает его, то ощущается скорбь. Чтобы не пойти на поводу у страстного желания, то надо принять эту скорбь и не бежать от нее. Для этого необходимо смириться со скорбью, по настрою своего духа, – начать проходить через нее. Понуждение себя к смирению со скорбью совершается: признанием необходимости этой скорби, для исцеления от одержимости страстным желанием; понуждением себя к смирению духа со скорбью; благодарением Бога за скорбь, как заслуженной за грехи; чувством сокрушения о греховном страстном желании; чувством ненависти к греховному страстному желанию, решимостью на преодоление скорби, чего бы это не стоило; повержением своей немощи пред Богом, что сам, один, без Тебя Господи, не могу; чувством упования и надежды на Бога, с обращением к Нему за помощью.

Чувства, которые необходимо в это время искать и возгревать, – это сокрушение о грехе, ненависти к нему, смирение и благодарение за скорбь, решимости на борьбу, чувства немощи и упования на Бога.

Вся сила в этой борьбе – от чувств, так как, посредством их и привлекается действие Божией благодати, связывающее страсть. Для возгревания их, можно приводить соответствующие им мысли.

Для возгревания чувства сокрушения: «Господи, прости меня грешника окаянного, за то, что я отдаюсь этому греховному и страстному желанию, иду у него на поводу, ищу удовлетворения этому страстному желанию. Прости меня, Господи, за это». «Горе мне грешному, что я сам разжигаю, в себе, адскую муку и страдание. Господи, прости меня грешного, сожалею, раскаиваюсь в этом грехе»…

Для возгревания чувства ненависти к страсти: «Господи, я ненавижу это греховное страстное желание. Оно противно мне. Я не хочу его»…

Для возгревания чувства смирения и благодарения: «Все правильно, все верно, эта скорбь за мои грехи, которые я сам воспитал в себе». «Благодарю Тебя, Господи, за эту скорбь, достойное за грехи мои принимаю». «Праведен Господь, и нет никакой неправды в судах Его»… Можно чаще повторять «Слава Богу за все».

Для возгревания чувства решимости: «Все хватит, больше не буду идти на поводу у этого греховного, страстного желания»…

Для возгревания чувства немощи и упования: «Господи, дай мне силы, ибо сам я немощен. Помоги мне, ибо это греховное и страстное желание сильнее меня». «Господи, избави меня от этого страстного желания, ибо я сам, один, немощен, и не могу избавиться от него, без Твоей помощи». «Господи, надеюсь на Твою милость, укрепи меня на пути этой борьбы». «Господи, помоги мне грешному, ибо сам я немощен»….

И так, можно приводить все эти мысли, и другие подобные им, которые можно читать откуда-то, или говорить своими словами, с таким же самым смыслом. А так же, можно читать «Псалтирь преп.Ефрема Сирина», «Сборник почасовых молитв», и т.п.

При этом, главное, не просто мысль привести себе на ум, или проговорить ее вслух, а главное, – это стараться доводить эту мысль до соответствующего ей чувства. Ибо вся сила греховного, страстного желания в сочувствии ему, – в сродном чувстве, которое хочется ощутить, через посредство удовлетворения его. И если разорвать привязанность к этому страстному чувству (то есть, сочувствие), то страстное желание и мысли потеряют силу и навязчивость. «Когда делается что воле противное, готовое огорчить и раздражить, скорее бегите вниманием к сердцу и, сколько можете, напрягайтесь не допускать возродиться тем чувствам, напрягайтесь и молитесь. Если не допустите породиться тем чувствам, всему конец: ибо всё от чувств» (свт.Феофан Затворник, «Собрание писем», Выпуск 1, п.115).

То есть, вся сила страстного желания или помысла в сродном ему чувстве (сочувствии). И если заменить это чувство на иное, богоугодное в данный момент времени, то сила этого страстного желания, помысла, пропадет, и его легко можно будет прогнать. Но так как, в основании любого страстного желания, помысла лежит дух самости (первородный грех), то поэтому и надо это основание разрушать духом сокрушенным и смиренным, перед Богом.

И как в мыслях, мы можем заменять греховные мысли, ищущие удовлетворения страстному желанию, на противоположные мысли, которые помогают избавиться от этого желания. То точно так же, и в чувствах, – нужно заменять греховное, страстное чувство, на противоположное ему, или на те чувства, которые помогают избавиться от власти и навязчивости этого страстного желания, помысла. Этими чувствами являются чувства: сокрушения о грехе, ненависти к нему, смирения и благодарения, решимости на борьбу, немощи, самому одолеть страсть, и упования на Бога.

При этом, все это понуждение себя на противоположные мысли и чувства, должно совершаться при помощи Божией, с обращением к Нему за помощью. Ибо в этой борьбе важно не самому избавиться от этого страстного желания, а чтобы Господь избавил от него, по дару Благодати. Ибо такое избавление будет вести к спасению души. А избавление от страсти, на основании духа самости и гордыни, отдалит от Бога, и заведет в состояние самообольщения, духовной прелести. В наше время, в основном, так и избавляются от своих страстей, – на основании духа самости и гордыни, а не на основании опытного познания своей немощи, в борьбе со страстью, не на основании духа сокрушенного и смиренного, перед Богом.

Поэтому, избавление от страсти может являться спасительным, для души, только тогда, когда оно будет совершено на основании чувства своей немощи, духа сокрушенного и смиренного, перед Богом. Ибо спасение даровано не за дела или веру, а по милости Божией. И эта милость Божия проявляется в том, что Бог изливает Свою спасительную благодать, избавляющую от страсти и приносящую дар спасения, только в ту душу, которая имеет в чувствах и ощущениях, сокрушение и смирение, перед Богом: «Близок Господь к сокрушенным сердцем и смиренных духом спасет» (Пс.33:19); «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6).

Итак, возникло страстное желание, помысел, получить сладострастно-усладительное ощущение через посредство принятия алкоголя, наркотика, то для того, чтобы избавиться от него надо действовать по вышеописанным принципам и понятиям. При этом, не бежать от скорби, которая будет возникать от неудовлетворенного страстного желания, а проходить сквозь нее, понуждая себя к вышеописанным чувствам. Если же упал в страсть, то надо принести покаяние, через посредство возгревания всех вышеописанных чувств. Ибо, таким образом, душа восстанет и может снова продолжать борьбу с этою страстью.

В тот момент времени, когда возникает это страстное желание, то можно уединяться куда-либо, чтобы усиленно побороться вышеописанными способами, преодолевая скорбь. Если же нет возможности удалиться внешне, то надо сосредоточиться внутри себя, и обратить все внимание на возгревание противоположных, богоугодных чувств, понуждая себя на преодоление скорби, от неудовлетворенного страстного желания.

Кто научится преодолевать эту скорбь, при помощи всех вышеописанных чувств, тот и избавится от одержимости этим страстным желанием и от зависимости от него. Ибо это избавление будет по дару Божией благодати, которая свяжет это страстное желание и принесет свободу от него.

О чувстве страха и страхе Божием

Аноним:  Вера из страха - это скорее неверие.
Вера из страха порождает жестокости (расколы, инквизиции, отчаянья, ревность не по разуму) или, наоборот, легкомысленные отступления в виде «протестов», «обольщений», искажений понятий.
Информация о «потустороннем», невидимом (адские чертоги, мытарства, демонические козни и напасти), благодаря временам истинной веры и духовному опыту, ныне действует двояко. Люди обращаются к вере «из страха», и, как следствие, суеверия, новоязычество, сектанство, фарисейство, магизм, законничество, лукавства, лицемерие и т.д.
Поэтому ныне так важно говорить о том, что такое Ад, Рай с истинной (правоверной) точки зрения и осмысление понятий загробной участи.


О.Серафим:  Чувство страха естественно человеку по естеству.Если убрать у человека чувство страха, то он не будет бояться никакой опасности, и это может вредить его здоровью, вплоть до смерти. Так одна из отраслей современной лже-науки все время стремиться к тому, чтобы создать супер-солдата, которому неведом никакой страх.

Страх смерти удерживает человека от самоубийства или самоуверенных действий и поступков, которые могут привести его к смерти. Чувство опасности и страха помогает человеку быть благоразумным, в различных жизненных обстоятельствах, приключающихся с ним. Если у человека убрать чувство страха, то он никогда не будет бояться никакого злого поступка, так как, ему будет неведом не только страх Божий, но он не будет бояться и нарушения закона. Когда в государстве бездействуют законы, по отношению к преступникам, то они не боятся их нарушать, и в обществе водворяется насилие и жестокость. Что сейчас и происходит. А страх наказания помогает остановить преступность, в обществе человеческом.

Просто в наше время, одни, творя беззаконие, совершенно не боятся никаких наказаний закона, так как он бездействует. А другие, – предаются чрезмерному страху, там, где он не нужен. И доходят до всеразличных маразмов.

Так как, к чувству страха приразился первородный грех, то оно нуждается в очищении от примеси духа самости, как и все другие чувства. Поэтому, если чувство страха научиться проявлять к месту, к времени и в меру, то от этого будет польза для души. Как раз о таком проявлении чувства страха Св.Писание и говорит: «Начало мудрости - страх Господень; разум верный у всех, исполняющих заповеди Его» (Пс.110:10); «Начало мудрости - страх Господень» (Прит.1:7); «Страх Господень - источник жизни, удаляющий от сетей смерти» (Прит.14:27); «Страх Господень научает мудрости» (Прит.15:33); «Милосердием и правдою очищается грех, и страх Господень отводит от зла» (Прит.16:6); «Страх Господень ведет к жизни, и кто имеет его, всегда будет доволен, и зло не постигнет его» (Прит.19:23). То есть, когда человеку бывает трудно удержаться от греха, и грех его влечет, то он может использовать чувство страха Божия, чтобы удержаться от совершения греха. Так, к примеру, если человека влечет сильное блудное желание, то чувство страха смерти, адских мучений и Страшного суда может содействовать ему в борьбе с этой страстью. Точно так же, его можно задействовать и в борьбе с другими страстями, особенно с теми, которые наводят телесные сладострастные чувства и ощущения. Так как, сладострастие расслабляет, а чувство страха протрезвляет и бодрит. Но чрезмерность в этом чувстве, и подавление симпатических чувств там, где они необходимы, может приводить к душевному ожесточению.

Неверным является и то понятие, что в отношениях с Богом нужно руководствоваться только чувством любви. Так, к примеру, протестанты и многие другие, руководствуясь только этим чувством в своих отношениях к Богу, под предлогом, что мы дети Божии и, поэтому, чувства страха Божия не должны допускать. Таким образом, доходят до панибратских отношений с Богом, и начинают дерзко и вольно вести себя, по отношению к Богу. При этом, поступая так, они продолжают ощущать внутри себя чувство приятности, душевное сладострастие, которое воспринимают за любовь Божию. Все более и более стремясь к услаждению чувством приятности, разжигают в себе душевное сладострастие, используя это как средство для ощущения своей правильности и праведности, для духа самоутверждения. При этом, они думают, что находятся в любви Божией, но не видят того, что они просто в самообольщении и духовной прелести. – Через этот настрой духа они соединяются с демонами, которые приносят еще более усладительные сладострастные состояния, и, утвердившимся в этом настрое духа, начинают подавать свои бесовские откровения, искусно прикрывая их словами Св.Писания или Св.Отцов, приводя их не к месту, не к времени. Но одержимый этим духом не видит этих бесовских козней, и воспринимает все это за волю Божию, за действия Божией благодати.

 Другие, не очистивши чувство страха Божия от примеси духа самости, возгревают его в себе, где надо и не надо, чрезмерно. Проще говоря, через посредство возгревания чувства страха Божия, начинают искать дух самоутверждения и, таким образом, заходят в состояние душевного ожесточения и очерствения, окаменелого нечувствия. Отсюда происходит омрачение ума и наступает духовная слепота. И там, где надо проявить милосердие, снисходительность, душевную теплоту, они так не поступают, но проявляют ревность, как бы по Богу, под благовидным предлогом исполнения заповедей Божиих, канонов и правил, воли Божией. Но они не видят того, что вся их ревность проявляется не к месту, не к времени; и благовидные предлоги, со ссылками на заповеди Божии и букву закона, являются лукавым обманом, самих себя и других, который прикрывает ревность не по разуму. При этом, они не видят погибельности своего душевного состояния и думают, что таким путем они служат Богу, угождают Ему и спасают свою душу и души других. В реальности же, они просто находятся в духовной прелести и самообольщении. В таком же душевном состоянии оказались фарисеи и законники, предавшие Христа на распятие, и гнавшие истинных служителей Божиих, под предлогом спасения других людей и служения Богу.

Иные, задействуя свою мнительность, возгревают чувство страха там, где оно совершенно не нужно, и как говорит об этом Св.Писание: «Там убоятся они страха, где нет страха» (Пс.52:6). То есть, они боятся там, где нечего бояться. И, исходя из этого состояния, возгревают, в себе и других, чувство животного страха. Они точно так же могут получать бесовские откровения, воспринимая их за Истину, но, прикрывая их ссылками на Св.Писание или Предание, они не видят того, что это бесовские благовидные предлоги, приводимые не к месту, не к времени. Это то же состояние духовной прелести и самообольщения, из которого рождаются всякие ложные понятия и учения.

Чувство страха Божия необходимо использовать для возгревания и воспитания правильных душевных чувств. Оно и является необходимым для того, чтобы не отдаваться страстным чувствам, а возгревать противоположные им, верные душевные чувства, особенно в те моменты искушений, когда восстает, или борет нас, то или иное греховное, страстное чувство.

Критерием правильности применения чувства страха Божия являются истинные плоды духа, такие как: дух сокрушенный и смиренный, перед Богом, дух незлобия, милостивости и сострадательной любви, дух кротости, доброжелательства и добродушия, дух душевной простоты. У кого есть такой душевный настрой, тот значит верно применяет чувство страха Божия, к месту и к времени. Оно, собственно говоря, и должно применяться только для того, чтобы воспитывать этот верный душевный настрой.

От неверного применения чувства страха может рождаться дух отчужденности и отрешенности, равнодушия и жестокости, надменности. Душа от этого ожесточается, наступает состояние черствости и душевной окаменелости, или сердечного нечувствия. В итоге, от этого является внутреннее ощущение своей правильности и праведности, через посредство которых, в глубине духа,  ищется дух самоутверждения. Особенно такое состояние является характерным для тех, кто по настрою своего духа является фарисеем (внешним праведником, обрядовером) или законником (ревнителем буквы закона). Конечно, оно не сразу ощущается у тех, кто встал на этот путь. Но постепенно, со временем, они проникаются этим духом и становятся носителями его.

Чувство истинного страха Божия есть дар Божий, который подается там, где есть дух сокрушенный и смиренный, перед Богом. Если нет духа сокрушенного и смиренного, перед Богом, духа милостивого и незлобивого, то чувство страха Божия становится прелестным, и может заводить в состояние духовной прелести и самообольщения.

Во всех этих случаях, приводящих к самообольщению и духовной прелести, все ищут одного, – дух самоутверждения, ощущение своей правильности и праведности, удовлетворение духа самости и гордыни. Но только одни для этого используют душевное сладострастие, воспринимая его за любовь Божию; а другие, – чувство страха, дух отчужденности и отрешенности, который они воспринимают за состояние бесстрастия или за чувство истинного страха Божия. И то и другое, – духовная прелесть и самообольщение.

О совести

Аноним:  Совесть и друг и враг. Истинные духовные знания решают противоречия.
(Свт. Феофан Затворник): «Самость недальновидна, и не может различить, что обличения не из вне, а внутри, и, всею своею силою, восстаёт на вешнего обличителя… чая заглушить и внутренний голос… надо совесть умиротворить, тогда, сколько не будь, внешних обличителей мира внутреннего они не нарушат… заставив собрать внутри успокоительное убеждение, веру в распятого Господа, искренность покаяния, исповеди (если есть истинный духовный наставник) и твёрдость решения не делать ничего против совести – вот куда обратись…».
«Совесть умиротворить» (но не задушить) - это и есть истинные христианские знания, и жизнь по этим знаниям.


О.Серафим:  Да, так оно и есть.

Мир со своей совестью, превыше всего. Ибо такой мир приводит к примирению с Богом, и привлекает в душу Божественную спасительную, искупительную Благодать.

Путь истинного покаяния и направлен на примирение со своей совестью и с Богом, по настрою души.
Христос говорит: "Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу; истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда" (Матф.5:25,26).

Соперник - это совесть.

Путь - это наша жизнь.

Судья - это Господь.

Темница - ад.


Аноним:   «Что вне, в Слове своем Бог запрещает, то внутри человеку совесть его запрещает».
«И гнев Божий, который (…) в совести, тот же гнев Божий изображается и в Слове Божием…»
То есть Библия (Ветхий и Новый Завет) книга образная, символическая.
«Совесть уязвляют и беспокоят не только внешние грехи, которые вне, самим делом производятся, как-то: блуд, хищение, лесть, отмщение и прочие, но и внутренние, которые через злые и богопротивные помыслы совершаются» (Свт. Тихон Задонский, «Об истинном христианстве», Книга вторая, Статья 5, гл. 5).
(Проф. Иван Ильин «О совести»): «Совесть есть один из чудеснейших даров Божиих… Однако говоря так о совести, я разумею не то, что нередко обозначают этим словом в повседневной жизни. Я разумею живую и не урезанную расчётом христианскую совесть, озаренную и просвещенную Христом…».
«Отход Современного человека от христианской совести чреват величайшими опасностями и бедами… без совести на земле не возможна ни культура, ни жизнь» человек «представляет удивительный хаос заблуждений и пороков».
«В человеке существует сила страсти, которая подавляет голос совести в нем и которая должна быть ограничена заповедью закона» (новомуч. Мих. Новосёлов, «Психологическая сила Православия»).


О.Серафим:  Ну, в Библии есть всё, – и образы и символы, и конкретные события, в том числе и исторические, и Божественные явления. К примеру, Страшный суд, о котором говорится в Библии, будет реально происходить. И многое чего другое.

Нравственный закон, о котором говорится в Библии, напоминает человеку на уровне умовых рассудочных понятий, что ему надо делать, чтобы войти в примирение со своей совестью и с Богом.

До всемирного потопа люди не имели писанного закона. И спасались они посредством закона совести. Но когда совесть стали попирать, то понадобился писанный закон, для напоминания человеку, как он должен поступать в согласии со своей совестью и с волей Божией.

«Когда Бог сотворил человека, то Он всеял в него нечто Божественное, как бы некоторый помысел, имеющий в себе, подобно искре, и свет, и теплоту; помысел, который просвещает ум и показывает ему, что доброе, и что злое: это называется совестью, а она есть естественный закон…

Последуя этому закону, то есть совести, Патриархи и все Святые, прежде написанного закона, угодили Богу. Но когда люди, через грехопадение, зарыли и попрали ее, тогда сделался нужен закон написанный, стали нужны святые Пророки, нужно сделалось самое пришествие Владыки нашего Иисуса Христа, чтобы открыть и воздвигнуть ее (совесть); чтобы засыпанную оную искру снова возжечь хранением святых Его заповедей.

Ныне же в нашей власти, или опять засыпать ее, или дать ей светиться в нас и просвещать нас, если будем повиноваться ей. Ибо, когда совесть наша говорит нам сделать что-либо, а мы пренебрегаем этим, и когда она снова говорит, а мы не делаем, но продолжаем попирать ее, тогда мы засыпаем ее, и она не может уже явственно говорить нам от тяготы, лежащей на ней, но, как светильник сияющий за завесою, начинает показывать нам вещи темнее. И как в воде, помутившейся от многого ила, никто не может узнать лица своего; так и мы, по преступлении, не разумеем, что говорит нам совесть наша; так что нам кажется, будто ее вовсе нет у нас. Однако нет человека, не имеющего совести, ибо она есть, как мы уже сказали, нечто божественное и никогда не погибает, но всегда напоминает нам полезное, а мы не ощущаем сего, потому что, как уже сказано, пренебрегаем ею и попираем ее…

Но почему же совесть называется соперником? Соперником называется она потому, что сопротивляется всегда злой нашей воле и напоминает нам, что мы должны делать, но не делаем; и опять, чего не должны делать, и делаем, и за это она осуждает нас, потому и Господь называет ее соперником и заповедует нам, говоря: «Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним» (Матф.5:25)» (преп.авва Дорофей, Поуч.3, «О совести»).

Нравственный закон, который отражен в Библии, говорит о тех внутренних душевных движениях, которые проявляются в согласии с волей Божией, в согласии с нашей природой (какою ее сотворил изначально Бог), в согласии с нашей совестью. То, к чему призывает Библия, в духовно-нравственном отношении, к этому же самому призывает и совесть. Ибо она есть тот ненаписанный, на бумаге, закон, который написан в душе человека, Богом, при сотворении человека: «Ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то… они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим.2:14,15).

Первородный грех (дух самости) и совесть, – это два врага в человеке, которые никогда не примирятся. А посредине, между ними, находится свободное произволение человека, которое, имея разумно-свободную самостоятельность, может свободно выбирать между тем и этим. Но только удовлетворение совести естественно человеку, по природе, и приносит в душу человека истинный мир и покой, вводит человека в общение с Богом, от Которого вечное блаженство. А удовлетворение первородного греха (духа самости) неестественно человеку, по природе, и приносит в душу разлад и мучения. Так как, человеческое естество, каким его сотворил Бог, никогда не согласится с первородным грехом. Отсюда мука и страдание в вечности, если человек остался одержим какою-либо страстью. Ибо страсть разлучает человека с Богом, и является адом для души человека.

С любовью во Христе, о.Серафим.

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.