О неизменном и изменяемом. О монашестве

О неизменном и изменяемом в христианстве. Об исчезновении монашества, женатом епископате и священстве. Причины догматизации вопросов, носящих временный характер в христианстве. О монашестве посреди соблазнов содомо-гоморского мира. О монашестве в духе антихристовом


Оглавление:
  О неизменном и изменяемом в христианстве
  Об исчезновении монашества, женатом епископате и священстве
  Причины догматизации вопросов, носящих временный характер в христианстве
  О монашестве посреди соблазнов содомо-гоморского мира
  О монашестве в духе антихристовом


О неизменном и изменяемом в христианстве

Аноним:  А относится ли к догматам, которые не подлежат изменению, неженатый епископат, монашество, женитьба после хиротонии...?


О.Серафим:  Женатый или неженатый епископат, монашество, женитьба после рукоположения, второбрачие или троебрачие духовенства, в зависимости от особо-уважительных причин (смерть жены, безвозвратный уход и другие уважительные причины), все эти вопросы не относятся к догматам или вероисповедным вопросам. Так как, все это является вопросами внешней традиции, обрядовыми, которые могут изменяться в зависимости от эпохи, времен и жизненных обстоятельств.

Есть вопросы, имеющие вечное, непреходящее значение, к таковым относятся вероисповедные вопросы, – вера в Бога, как в Спасителя своего (и всего человечества),  удовлетворение совести и воспитание верного настроя души, – духа сокрушенного и смиренного перед Богом, милостивого и незлобивого, духа кротости и душевной простоты, духа любви к правде и истине. Без этого не может быть спасения души человека. Поэтому, это не подлежит изменению никогда. Без этого невозможно спастись, ни при каких жизненных обстоятельствах. Именно это мы и находим всегда в спасающихся, на протяжении всей истории человечества, начиная от Адама, при различных внешних традициях и обрядовости, которые изменялись и были различными: до всемирного потопа, до закона Моисеева, при законе Моисеевом, в ветхозаветный период времени, а так же и после пришествия Христа, в новозаветный период времени. Об этом и говорится, при определении главного и существенного, в вопросах веры: «В самой же вселенской Церкви – всеми мерами надобно держаться того, во что верили повсюду, во что верили всегда, во что верили все: потому что то только в действительности и в собственном смысле есть вселенское, как показывает и самое значение этого слова, что, сколько возможно, вообще все обнимает. А этому правилу мы будем наконец верны при том единственно условии, если будем следовать всеобщности, древности, согласию» (Преп. Викентий Лиринский, «Памятные записки»).

Вера в Бога, как в Спасителя своего (и всего человечества),  удовлетворение совести, воспитание верного настроя души, состоящего в духе сокрушенном и смиренном перед Богом, милостивом и незлобивом, духе кротости и душевной простоты, духе любви к правде и истине, – это и есть то, во что вселенская церковь веровала всегда, везде и повсюду, так как, это «сколько возможно, вообще все обнимает», начиная от Адама; хотя все остальное изменялось в зависимости от эпохи, времен и обстоятельств. – Я верю в то, что Господь мой Спаситель, который может спасти мою душу, при условии, что я буду стремиться к воспитанию, внутри себя, вот такого вот настроя души. Этим Спасителем всего человечества и явился Господь Иисус Христос, распятый на кресте. Так как, Он и есть тот Бог, Который принес спасение всему человечеству, ожидающему его от Бога, начиная от Адама.

Вера в Бога, как в своего Спасителя, и нужна человеку для того, чтобы он изменился нравственно, найдя истинное удовлетворение своей совести, в борьбе за чистоту своих чувств, от примеси духа самости и гордыни (первородного греха). Ибо для таковых Бог и есть Спаситель, приносящий вечное спасение даром Своей Божественной и спасительной благодати, которая была дарована миру, через крестную смерть Господа Иисуса Христа. Так как, просто вера в Бога, – не спасает человека, ибо и «бесы веруют, и трепещут» (Иак.2:19), и при этом идут по пути погибели. Почему так? Потому что они не изменяют свой душевный настрой на дух сокрушенный и смиренный перед Богом, а продолжают добровольно оставаться в духе самости и гордыни. Так и люди, которые просто веруют в Бога и даже содержат правильные догматы, на уровне умовом, рассудочном, но не изменяют свой душевный настрой на дух сокрушенный и смиренный перед Богом, на дух милостивый и незлобивый, на дух любви к правде и истине, продолжают оставаться в таком же душевном состоянии, что и бесы. И потому, Бог не может их спасти и не является для них Спасителем, ­– в лице Господа Иисуса Христа, распятого на кресте, – так как, одержимость духом самости и гордыни, нежелание разорвать эту связь и закрывает, в душу, вход Божественной спасительной благодати.

Итак, неверующий в Бога, как в своего Спасителя, не может спастись, ибо закоренелое неверие в Бога исходит из одержимости духом самости и гордыни (первородным грехом). А так же, верующий в Бога, но попирающий свою совесть и не воспитывающий правый и верный настрой души, – дух сокрушенный и смиренный перед Богом, милостивый и незлобивый, дух любви к правде и истине, – точно так же не может спастись. Вот это и является вечными и неизменными вопросами, без которых невозможно спасение души человека. И это не подлежит изменению никогда.

Догматы тоже не подлежат изменению, в своих смысловых формулировках, но многие люди (в особенности из простого народа) спаслись, не зная те или иные догматы, ибо спасение зависит не от правильного содержания догматических формулировок, на уровне умовом, рассудочном, а от воспитания верного настроя души, богоугодного, спасительного. Ересь является погибельною не по причине неверной догматической формулировки, на умовом уровне, а по причине одержимости духом самости и гордыни, который идет в противность воли Божией.

Кто-то может содержать неправильную догматическую формулировку, на умовом уровне, но при этом иметь дух сокрушенный и смиренный перед Богом. И таковой может спастись. А кто-то содержит неверную догматическую формулировку и при этом сидит на духе самости и гордыни. Таковой идет по пути погибели. К таковым относятся те, кто идут общим путем тех церковных организаций, которые, в своем общем пути и направлении, попрали верность духу Христову, духу Божию.

А так же, кто-то может содержать правильные догматические формулировки, на уровне умовом, рассудочном, и при этом сидеть на ощущении своей правильности и праведности, на духе самости и гордыни. Таковой, точно так же, идет по пути погибели.

Любые уклонения от Истины, образование ложных религий и лжецерковных организаций, всегда образовывались, как следствие, на основании духа самости и гордыни, в результате отсутствия духа сокрушенного и смиренного перед Богом. Основатели ложных религий и лжецерковных организаций не воспитали в себе духа сокрушенного и смиренного перед Богом, по той причине, что не проходили правильно свою внутреннюю духовную жизнь, не имели законного подвизания. – Одержимость духом самости и гордыни уже явилась отступлением от Бога и уклонением от Истины, в настрое духа. И, как следствие, это отразилось и на уровне умовом, рассудочном, вылившись в различные ложные понятия и учения.

Самое первое отступление от Бога и потеря Истины, во вселенной, явились по причине одержимости духом самости и гордыни, в настрое духа, одного из высших херувимов, которого называли денницей. Этот херувим стал сатаной, вместе с которым отпала от Бога и третья часть ангелов, превратившись в бесов, по причине одержимости этим же духом. И так, впоследствии, какие бы ни были отступления от Бога и потеря Истины все они совершались по причине одержимости духом самости и гордыни, по причине отсутствия духа сокрушенного и смиренного перед Богом. Это и является причиною всех бед и страданий всего человечества, причиною погибели душ человеческих.

В Евангелии, когда Христос говорит о том, кто будет спасен в день Страшного суда (Матф.25:31-46), то он говорит только о настрое духа, сокрушенном и смиренном, милостивом. Это и является свидетельством Самого Бога о том, по каким принципам и критериям совершается суд Божий над людьми.

***

А так же, есть вопросы, которые имеют временный характер и значение, находясь в зависимости от эпохи, времен и жизненных обстоятельств. К этим вопросам относятся, – внешняя традиция, церковная обрядовость, вопросы, имеющие временный характер в жизни церкви. Сюда же относятся вопросы монашества, женатого епископата, женитьба священных лиц после хиротонии, второбрачие или троебрачие духовенства, в зависимости от особо-уважительных причин (смерть жены, безвозвратный уход и другие уважительные причины). Все эти вопросы имеют временный характер в жизни церкви, и вполне могут быть изменяемы в зависимости от эпохи, времен и обстоятельств.

Об исчезновении монашества, женатом епископате и священстве

Когда наступила византийская эпоха, христианской, православной государственности, тогда внешнее благочестие в обществе, которое внешне не отличалось от монастыря, и целомудренное воспитание с детских лет, соделали возможным, в этом обществе, существование явления монашества, как общецерковного чина. Ибо тогда, как говорит свт.Игнатий Брянчанинов, «жизнь мира соединена была с жизнью Церкви», тогда «мир жил жизнью Церкви», и «благочестие мирян отличалось по наружности от благочестия иноков только супружеством и стяжанием» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл. «О монашестве»). Вот в таком обществе, в котором внешний вид, поведение и отношения в миру были теми же самыми, что и у монахов, – так как, «благочестие мирян отличалось по наружности от благочестия иноков только» лишь «супружеством и стяжанием», – и стало возможным явление монашества, как общецерковного чина, с его обетами и всем прочим. Отсюда и появилась внешняя традиция, что епископами должны быть только монахи, запрет жениться после хиротонии и т. п.. Но и в этом обществе, монахи должны были удаляться от соблазнов, и это являлось самым первым правилом для монашествующих.

И  хотя то общество не отличалось своим внешним видом и наружным благочестием от монастырского, но все равно монастыри должны были строиться вдали от селений, в пустынях, в лесах, в горах, а если и где-то редко приключался монастырь в селении, то вход в него женскому полу был запрещен, так что монахи в таком монастыре были, как в заточении, не имея никакой связи с миром, не видя никогда женского пола. Епископы если были неженатые, то жили при монастырях или в епископиях, в которые вход был тоже ограничен, и женщин там не было. Свидетельством положения монашествующих епископов является правило, Седьмого Вселенского собора, которое говорит о том, что «Пребывание жен в епископиях, или в монастырях, есть вина всякого соблазна. Сего ради, если усмотрено будет, что кто-либо имеет рабу, или свободную в епископии, или в монастыре, поручая ей какое-либо служение, да подлежит епитимии; закосневающий же в том, да будет извержен. Если и случится женам быть в загородных домах, и восхочет епископ, или игумен путь творить там: то в присутствии епископа, или игумена отнюдь никакого служения да не исправляет в то время жена, но да пребудет особо на ином месте, доколе последует отшествие епископа, или игумена, да не будет нарекания» (Прав.18, Седьмой Вселенский собор). В этом правиле, Седьмого Вселенского собора, говорится о том, как прятать женщин, чтобы епископ или игумен не соблазнился, а так же и другие. Женщины не должны, при них, исполнять никакого служения, а находиться в ином месте и не появляться им на глаза, пока они не уедут. Это делалось для того, чтобы не было ни для кого никакого соблазна. При этом, нужно заметить, что речь идет не только о игуменах, начальниках монахов, но и об епископах. Это правило и свидетельствует о том, что, в те времена, жизнь монашествующих епископов, при епископиях, почти что ни чем не отличалась от жизни в монастырях. А все вопросы мирян разрешались, в основном, женатым священством, которое служило в мирских храмах, посреди мира. А так же Святые Отцы настолько строго относятся к этому, что этим правилом повелевают даже извергать из сана епископа или священника-монаха, если он будет иметь служанку и не захочет ее убрать от себя.

То же самое говорит и свт. Василий Великий, о совместном жительстве монахов с женщинами: «Не мы первые, о Григорий, и не одни мы законоположили, да не живут женщины и мужчины вместе. Прочти правило, изложенное святыми отцами нашими на Никейском Соборе, явно запрещающее иметь сожительствующих в доме жен. Безбрачие в том имеет свое достоинство, чтобы не иметь обращения с женским поломДоколе же это творишь, тысячи оправданий, которые ты излагаешь в письме, не принесут тебе никакой пользы, но умрешь запрещенным в священнослужении и дашь Господу ответ за свое запрещение» (Правило 88, "Послание к Григорию Пресвитеру").

Как видим, свт.Василий Великий, ссылается на Первый Вселенский собор, а так же, и сам от себя говорит всем монахам, приводя общее понятие по данному вопросу, что «Безбрачие в том имеет свое достоинство, чтобы не иметь обращения с женским полом». Если же кто это нарушает, то «тысячи оправданий», которыми они пытаются оправдать свое положение, «не принесут» им «никакой пользы». Это относится и ко всем современным благовидным предлогам и оправданиям, которыми пытаются оправдать положение современного монашества, монашествующих священников и епископов, находящихся посреди бесчисленных соблазнов современного мира, а тем более, посреди содомо-гоморских соблазнов. Но, как говорит свт.Василий Великий, «тысячи оправданий», которыми они пытаются оправдать свое положение, «не принесут» им «никакой пользы».

Как видим, Первый и Седьмой Вселенские соборы были единодушны в мнении по данному вопросу. Хотя, при этом, их разделяют и века. Это является свидетельством того, что эти правила родились из опыта монашеской жизни, правильно проходимой, на законном основании. – Это глас Святых Отцов, по данному вопросу.

И хотя внешнее благочестие того общества ни чем не отличалось от монастырского, но священники-монахи были только при монастырях, и посреди мира такое священство было запрещено. Во многих житиях святых, того периода времени, упоминается о том, что если кто-то видел монаха разгуливающим посреди города, то это сразу являлось для всех соблазном, и этому монаху тут же говорили о том, чтобы он бежал в свой монастырь и не появлялся в мирском обществе. Напомним, что в этом обществе «благочестие мирян отличалось по наружности от благочестия иноков только» лишь «супружеством и стяжанием». В остальном же, по своему внешнему виду и благочестию, это общество ни чем не отличалось от монастырского (свт.Игнатий Брянчанинов). И вот в этом-то обществе – священники-монахи были запрещены (они были только при монастырях), монахам было запрещено находиться посреди этого общества, епископы были ограждены от него тем, что жили при монастырях или епископиях, в которые вход женскому полу был запрещен. Духовное окормление женского пола, в миру, лежало только на женатом священстве и некоторых епископах, которые были женаты, и жили посреди этого общества. Как видим, для монашеского чина должны были быть определенные условия, – полное отсутствие внешних соблазнов, ибо «Безбрачие в том имеет свое достоинство, чтобы не иметь обращения с женским полом» (свт.Василий Великий, Правило 88). Соответственно, общество, которое по своему внешнему благочестию ни чем не отличалось от монастыря, давало для монастырей людей, которые не были развращены, и с детских лет были научены своими родителями покорности, смирению и послушанию. Только по этой причине и возможно было существование монашества, как церковного чина, вот в таком вот обществе.

Но что можно сказать о нашем времени, содомо-гоморских соблазнов, когда общество постоянно деградирует, впадая во все больший разврат и извращенчество. Естественно, что посреди такого общества не может быть никаких условий для существования монашества. Ибо посреди такого общества монашество будет только содомо-гоморским. Что сейчас и происходит.

Для существования монашества, как церковного чина, нужны определенные условия. Эти условия и существовали в том обществе, прошедших времен, в котором «благочестие мирян отличалось по наружности от благочестия иноков только» лишь «супружеством и стяжанием», и с детских лет было целомудренное воспитание. Сейчас таковых условий нет. Соответственно, и условий для существования монашества – нет. Вот об этом, все это предвидя, и писал свт.Игнатий Брянчанинов, еще в середине 19-го столетия: «О монашестве я писал Вам, что оно доживает в России, да и повсюду, данный ему срок. Отживает оно век свой вместе с христианством. Восстановления не ожидаю» (свт.Игнатий Брянчанинов, Избранные письма, «Письма к монашествующим», п. 50); «Вы поняли, что Бог открыл Вам на поприще Богом установленного монашеского подвига, который отъемлется с лица земли по неисповедимым судьбам Божиим, пред которыми надо нам благоговеть и безмолвствовать. На все свое время. Спасение и разные способы его были даром Божиим человечеству, а отнюдь не собственным изобретением человечества» (Избранные письма, «Письма к монашествующим», п. 41). Здесь свт.Игнатий явно свидетельствует о том, что монашеский чин убирается с лица земли, Самим Богом. Почему? – Потому что, не стало необходимых условий для его существования. Общество, чем дальше, тем больше идет по пути открытого разврата и извращенчества. А посреди такого общества, с его бесчисленными содомо-гоморскими соблазнами, монашество, как церковный чин, существовать не может.

А так же, свт.Игнатий говорит о том, что этот подвиг относился к определенному периоду времени: «На все свое время». – Этот способ спасения был предоставлен Богом человечеству, в определенный период времени, который уже прошел. Поэтому-то, монашество, «по неисповедимым судьбам Божиим» убирается, Богом, «с лица земли». Препятствовать этому – это значит идти против воли Божией, идти по пути духовной прелести; это значит участвовать в создании антихристова монашества.

***

Свт.Игнатий Брянчанинов свидетельствует о том, что «Еще в начале нынешнего столетия (19-го) вступало в монастыри много девственников, много лиц, незнавших вкуса в вине, не принимавших никакого участия в мирских увеселениях, нечитавших никаких светских книг, образованных обильным чтением Священного Писания и писаний Отеческих, стяжавших навык к неупустительному посещению церкви Божией, преисполненных и прочими благочестивыми навыками. Они приносили в монастырь нравственность цельную, неколеблемую порочными навыками; они приносили в монастырь неиспорченное злоупотреблением здоровье, способное к перенесению подвигов, трудов, лишений. Строгое благочестие мира воспитывало и приготовляло строгих и сильных монахов по душе и телу.
Ныне (в 1860-х годах) ослабевшее христианство приготовляет и доставляет, соответственно своему состоянию, слабых монахов. Ныне вступление девственника в монастырь, – величайшая редкость! ныне вступление лица, нестяжавшего порочных навыков, – редкость! ныне вступление сохранившего неиспорченным здоровье, способного к монастырским подвигам, – редкость! Наиболее вступают слабые, поврежденные по телу и душе: вступают наполнившие память и воображение чтением романов и других подобных книжонок: вступают пресытившиеся чувственными наслаждениями, получившие вкус ко всем соблазнам, которыми ныне преисполнен мир; вступают с закореневшими порочными навыками, с совестью притупленною, умерщвленною предшествовавшим образом жизни, при котором дозволялись все беззакония и все обманы для прикрытия беззаконий. Для этих личностей борьба с собою очень затруднительна. Затруднительна она и по причине укоренившихся в них порочных навыков, и по причине утраты искренности, по неспособности к ней. По этой же причине затруднительно и наставление их. Вступили они в монастырь, сняли мирские одежды, облеклись в черные одежды иноческие; но навыки и настроение, полученные в мирской жизни, остались с ними, и пребывая неудовлетворенными, приобретают новую силу. Греховные навыки и настроения тогда только могут ослабеть, когда обладаемый ими действует против них исповеданием их и борьбою против них по указанию Слова Божия. В противном случае, лишь представится проголодавшемуся навыку, сохранившему всю власть над человеком, удобство к удовлетворению себя, – он выполняет это с жадностью, с исступлением.
Многие пристани, бывшие прежде благонадежными пристанями для страждущих нравственными недугами, с течением времени изменились, утратили свое достоинство. Пристанями называю монастыри. Многие монастыри, устроенные основателями своими в глубокой, или, по крайней мере, удаленной от мира пустыне, ныне, при умножении народонаселения, уже стоят среди мира, среди бесчисленных соблазнов. Мало того, что недужный, неспособный предстоять соблазну лицом к лицу, встречается с ним по необходимости, едва выйдет за монастырские ворота, – сам соблазн насильно и неистово вторгается в монастырь, производит нравственные опустошения и злодеяния…
По современной нравственности и направлению мира, монастырям, более, нежели когда-либо нужно стоять вдали от мира.
Когда жизнь мира соединена была с жизнью Церкви, когда мир жил жизнью Церкви, когда благочестие мирян отличалось по наружности от благочестия иноков только супружеством и стяжанием; тогда свойственно было монастырям находиться посреди городов, и городские монастыри доказали это, воспитав многих святых иноков. Но ныне (середина 19-го столетия) должно быть обращено особенное внимание на вышеприведенное увещание Апостола, и приложено особенное тщание к исполнению его (“И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я приму вас” (2Кор.6:16-18))» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл. «О монашестве»).

«Меры исправления монашества, принятые по поверхностному понятию о нем, из смрадных сокровищниц плотского мудрования, всегда были крайне вредны для него. Прибегая к таким мерам, попирая безразборчиво и опрометчиво святейшие постановления, внушенные и преподанные Святым Духом, гордый и омраченный мир может окончательно сгубить монашество, а в нем и христианство» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл. «О монашестве»). Что сейчас и происходит, – монашество уже сгубили, а теперь уничтожают и губят православие и христианство.

На повестке дня уже стоит вопрос об уничтожении православия, а следом за ним будет уничтожаемо и само христианство, исповедающее веру во Христа, распятого на кресте. Оно будет заменяемо иудаизированным христианством, исповедающим веру в другого Иисуса Христа, который будет являться мессией новозаветного иудаизма (антихристом). Мировое жидовство старается изо всех сил, чтобы скорее все это сделать. А православные, христиане и монашествующие, которые находятся в духовной прелести, сами не понимая того, сознательно или несознательно, помогают им в уничтожении православия и христианства, как такового.

Все те правила, в которых говорится об удалении монашествующих от соблазнов, церковь соборно приняла и придерживалась их исполнения на протяжении многих веков. Почему так? Потому что, раньше люди были более смиренными, – они сознавали немощь естества человеческого и не доверяли ему. Они были научены этому из горьких опытов предыдущих подвижников, которые прошли все это опытным путем и написали об этом. Те люди просто верили словам этих св.подвижников и старались держаться их и исполнять их.

Впоследствии, по причине упадка общей нравственности в обществе, новые Святые Отцы стали заявлять о том, что надо удалять монастыри и монахов из современного им общества, иначе неминуемо совершится их падение. Об этом особенно говорил преп.Нил Сорский.

«Преподобный Нил воспретил вход женскому полу в скит свой. В древности был воспрещен, а в Афонской горе поныне воспрещен вход женскому полу во все вообще мужские монастыри. Постановление, существенно нужное для желающих победить свойство естества! им необходимо полное устранение от действия на себя этого свойства; оставаясь под влиянием его, они не могут не колебаться. При настоящем упадке нравственности, польза и необходимость этой меры становится очевидною… (Это сказано в середине 19-го столетия. – Примеч.сост.).
Преподобный Нил, соглядав монашескую жизнь в колыбели ее – на Востоке – и возвратившись в Россию, избрал для жительства глубокую пустыню. Он был доволен избранным местом. Причину довольства высказывает в одном из писем своих. “Благодатью Божией, говорит он, обрел место, угодное моему разуму, так как, мирянам оно неудобно для посещения”. Употребим здесь силлогизм преподобного Нила: “если для столь святого мужа избранное им место жительства было приятно по той причине, что мирские люди мало посещали его: то нам, немощным по произволению и разуму, удобопреклонным ко всем грехам, тем более следует избирать для жительства нашего места уединенные, отдаленные от мирских селений, не привлекающие к себе сонмы мирян, а с ними и сонмы соблазнов» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл. «О монашестве»).

Такого же мнения и таких понятий держался свт.Игнатий Брянчанинов, говоря, что «По современной нравственности и направлению мира, монастырям», в середине 19-го столетия, «более, нежели когда-либо», по сравнению с временами прошедшими, «нужно стоять вдали от мира». Но к их голосу не прислушались; отеческие предания, по данному вопросу, были попраны; и потому падение монастырей и монашества совершилось. И новое монашество, в наше время, теперь помогает уничтожать православие и христианство, по причине своей духовной слепоты, исходящей из духовной прелести, которая водворяется там, где нет опытного познания и ощущения своей немощи, духа сокрушенного и смиренного, перед Богом.

***

В первые века христианства епископы были женатыми, и избирались в них только те, кто имел одну жену, а не много жен, одновременно. Так как, среди иудейского народа, да и среди язычников, тогда существовало и многоженство. То есть, перед глазами ап.Павла, на тот момент времени, были иудеи или язычники, которые имели по две, три жены одновременно, а кто-то из них имел только лишь одну жену. Поэтому, исходя из того положения, которое было перед глазами ап.Павла, он и написал, что «Епископ должен быть непорочен, одной жены муж» (1Тим.3:2); «Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал: если кто непорочен, муж одной жены, детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности» (Тит.1:5,6); «Диакон должен быть муж одной жены, хорошо управляющий детьми и домом своим» (1Тим.3:12). То есть, тот, кто имеет много жен одновременно, не мог быть поставлен во епископа, священника или диакона. А на эти должности могли избираться только те люди, которые имели одну жену, на данный момент времени, и вели благочестивый образ жизни, что было видно и на их семье. Иными словами, в начале христианства эти слова ап.Павла понимались таким образом: посреди находящихся в полигамном  браке (одновременно несколько жен), в священные степени могли избираться только те, кто находился в моногамном браке (то есть, имел одну жену). И при этом, не было запрета жениться после хиротонии, или вступать священному лицу во второй брак, после смерти жены.

Христианство, с течением времени, отменило многоженство, вернувшись к тому, что было положено Богом, изначально: «Не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть» (Матф.19:4-6). То есть, многоженство, – это явление, которое образовалось впоследствии, начиная с Ламеха, потомка Каина: «И взял себе Ламех две жены» (Быт.4:19). И это явление стало, впоследствии, обычным для того мира. Поэтому-то, в ветхозаветный период времени, в среде иудейского народа, начиная от Авраама, существовали полигамные браки, многоженство.

А вначале, по примеру Адама и Евы, существовали только моногамные браки, – один муж и одна жена. Поэтому, христианство, не сразу, а с течением времени, отменило полигамные браки (многоженство), и вернулось к тому, что было положено Богом, с самого начала, от Адама и Евы. Поэтому-то, когда ап.Павел говорил о том, что «Епископ должен быть непорочен, одной жены муж» (1Тим.3:2), то он говорил это, имея в виду многоженство, которое существовало на тот момент времени, а не то, что ему нельзя жениться во второй раз, после смерти жены, или что нельзя быть епископом тому, кто был дважды женат (последовательно, а не одновременно).

А так же, «Апостол изображает епископа как почтенного семьянина, опытного в нравственном руководстве, который это искусство обнаружил на своих детях (1Тим.3,4: "хорошо управляющий домом своим"). Представляется, что епископ – лицо уже зрелого возраста, лет под 60, и вступать в брак человеку таких лет – дело предосудительное. Да и не может быть, чтобы он желал вступить в брак по принятии сана. Но практика, по которой требовалось, чтобы пресвитер был старцем и по возрасту, держалась недолго. Стали появляться люди, принимавшие сан священный лет 30-ти. А раз это происходило так, естественно было ожидать и нарушения правил относительно брака» (Проф.В.Болотов, «Лекции по истории древней церкви», т.3, отд.2, гл.1, п.1). То есть, это не являлось вопросом догматическим и неизменным, а могло быть изменяемо, в зависимости от эпохи, времен и обстоятельств. И к этому вопросу надо было подходить благоразумно, чтобы извлечь спасительную пользу для всех, исходя из сложившихся обстоятельств жизни. И главным, в вопросе выбора епископа, являлась духовная опытность, дар руководства душ к спасению и врачевания от страстей.

Впоследствии, когда в христианстве стал проявляться уклон в монашеский чин, то эти слова ап.Павла стали толковать по иному, – запрещая жениться после хиротонии, и после смерти жены, а епископов стали ставить только неженатых. «С течением времени понимание слов апостола было установлено во втором смысле (bigamia successiva) и определено не допускать двоебрачных, женатых во второй раз после смерти первой супруги, на должность клириков. Впоследствии из этого стремления соблюсти возможную чистоту духовенства явилось запрещение допускать в состав его лиц, женатых на вдовах (bigamia interpretativa), к каковым в западной церкви относились и невесты другого, на женщинах подозрительного поведения, – к последним причислены так называемые "позорищные" – актрисы. Жизнь, однако, брала свое и находила пути вопреки требованиям закона. Трулльский собор говорит, что в рядах клира были овдовевшие и женившиеся священники. Был назначен срок – 15 января 691г., до которого такие браки считались законными, а после которого священники, вступившие в брак, подвергались лишению сана (прав.3)» (Проф.В.Болотов, «Лекции по истории древней церкви», т.3, отд.2, гл.1, п.1). Как видим, в жизни оказывалось совсем по другому, – женились и после хиротонии, в том числе и овдовевшие священники. И это отменил только лишь Трулльский собор, в 7-м веке. Так и в самом этом решении (этого собора), видно то, что до 15 января 691г, он признает эти браки, для тех, кто вступил в них до этого числа; а для тех, кто вступил в такой брак, уже после этого числа, – не признает. Это и есть свидетельство о том, что это решение имеет временный характер. Да и то, эти решения, этого собора, прижились не сразу и везде, а только лишь с течением времени они стали общецерковной практикой. В Россию эта практика пришла из Византии.

Итак, это явление имело временный характер, по причине изменившихся обстоятельств в жизни церкви, при христианской, православной государственности в византийской империи. То есть, в ветхозаветный период времени, мы видим одно; в первых веках христианства – другое; в византийский период времени, – третье. Это и свидетельствует о том, что эти вопросы являются вопросами, имеющими временный характер в жизни церкви, который зависит от эпохи, времен и обстоятельств. И потому, они могут подлежать изменению. А когда меняется эпоха, времена и обстоятельства жизни, то они должны тем более изменяться, для удобства спасения душ человеческих. Ибо догматизация и неизменяемость в этих вопросах, имеющих временный характер в жизни церкви, приводит к нравственному разложению монашества, епископата и монашествующего священства, при внешнем обилии соблазнов. Что сейчас и происходит.

Анализируя происходящее, уже в свое время, об этом писал русский ученый Михаил Ломоносов: "Вошло в обычай, что́ натуре человеческой противно (противно ли законам, на соборах положенным, не помню), что вдовых молодых попов и дьяконов в чернцы насильно постригают, чем к греху, а не ко спасенью дается повод и приращению народа немалая отрасль пресекается. Смешная неосторожность! Не позволяется священнодействовать, женясь вторым браком законно, честно и благословенно, а в чернечестве блуднику, прелюбодею или еще и мужеложцу литургию служить и всякие тайны совершать дается воля. Возможно ли подумать, чтобы человек молодой, живучи в монашестве без всякой печали, довольствуясь пищами и напитками и по всему внешнему виду здоровый, сильный и тучный, не был бы плотских похотей стремлениям подвержен, кои всегда тем больше усиливаются, чем крепче запрещаются. Для сих причин кажется, что молодым вдовым попам и дьяконам надобно позволить второй брак и не постригать прежде лет пятидесяти или, сняв чин священства, позволять быть мирскими чинами. Сюда ж надлежит и пострижение молодых людей прямо в монахи и монахини, которое хотя в нынешние времена и умалилось пред прежним, однако еще много есть излишества, особенно в Малороссии и при синодальных школах. Взгляды, уборы, обходительства, роскоши и прочие поступки везде показывают, что монашество в молодости ничто иное есть, как черным платьем прикрытое блудодеяние и содомство, наносящее знатный ущерб размножению человеческого рода, не упоминая о бывающих детоубийствах, когда законопреступление закрывают злодеянием. Мне кажется, что надобно клобук запретить мужчинам до 50, а женщинам до 45 лет" (М.В. Ломоносов, "Рассуждение о размножении и сохранении российского народа").

В итоге, нерешение этих вопросов и сохранение старой практики, – соответствующей определенным внешним условиям, которые существовали при православной государственности, того периода времени, – при новых современных жизненных обстоятельствах и условиях, помогает уничтожать христианство, православие. И, таким образом, является на руку врагам Христовым, ведущим весь мир к антихристу.

И так как, во главе православных церковных организаций стоит иерархия, состоящая только из монашествующих, то перед лицом современных содомо-гоморских соблазнов, они оказываются нравственно развращенными. Единицы из них не являются развращенными по причине, пребывания в ложном аскетизме. Но и те и другие находятся в состоянии самообольщения и духовной прелести. Свое душевное состояние все они усиленно скрывают, стараясь выглядеть наружно благочестивыми. Так лицемеры, духовные слепцы, будучи вождями других духовных слепцов, обманывают весь народ, направляя его по пути погибели.

То же самое творится и в монастырях и среди монашествующего духовенства. Исключение могут составлять только те, которых Бог еще хранит, до поры до времени, ожидая их прозрения и выхождения из состояния духовной слепоты и прелести.

Причины догматизации вопросов, носящих временный характер в христианстве

Стремление к догматизации этих вопросов, их неизменяемости, в зависимости от эпохи, времен и обстоятельств, рождается по причине исчезновения правильно-проходимой внутренней жизни, на основании духа сокрушенного и смиренного, перед Богом. Когда исчезает эта духовная жизнь, тогда люди начинают видеть суть христианства в сохранении его внешней формы, которая образовалась в прошедшие века и имеет временный характер, зависящий от определенной эпохи, времен и обстоятельств жизни. Так происходит всегда, когда христиане, в своей духовной жизни, начинают искать дух самоутверждения, ощущение своей правильности и праведности. В таком случае, они начинают использовать всю эту внешнюю форму христианства, как средство для утверждения в духе самости и гордыни, для возгревания ощущения своей правильности и праведности. В таком случае, изменение этой внешней формы, по причине нужды, при изменившихся временах и жизненных обстоятельствах, воспринимается ими, как отступничество от христианства, православия. А борьба за сохранение этих внешних форм, в новую эпоху и времена, является для них борьбой за правую и истинную веру. Но на самом деле, в реальности, они не видят того, что это просто самообольщение, духовная прелесть, которая соделывает их, по духу, фарисеями, – одного духа с ветхозаветным фарисейством.

Искание духа самоутверждения, возгревание духа самости и гордыни, ослепляет их духовные очи, через что и искажается их духовное видение. И тогда волю Божию они начинают видеть не в воспитании духа сокрушенного и смиренного, перед Богом, через посредство правильно-проходимой внутренней жизни, а в сохранении внешних форм, имеющих временный характер, зависящий от эпохи и времен, – обрядовых законоположений и старых традиций.

Но воля Божия состоит не в том, чтобы хранить внешние формы и традиции, а в воспитании духа сокрушенного и смиренного, перед Богом, через посредство правильно-проходимой внутренней духовной жизни. И это есть главное и существенное, без чего нет спасения. А внешняя форма и традиции должны находиться в подчиненном состоянии главному и существенному, изменяясь в зависимости от нужды, в жизни христианской, по причине изменившихся эпохи, времен и обстоятельств.

А когда сохранение внешних форм и традиций ставится на место главного, вне зависимости от изменившейся эпохи и времен, тогда главное и существенное, сохранение духа сокрушенного и смиренного, перед Богом, попирается, и воля Божия, подменяется волей человеческой, бесовской. Но, при этом, это все выдается, этими ревнителями не по разуму, как за волю Божию. И они, думая, что они исполняют волю Божию, на самом деле, в реальности, исполняют волю бесовскую.

Отсюда рождается механическо-магическое отношение ко всей этой внешней форме и традициям. Так как они верят и надеются, что через сохранение и исполнение всего этого, они будут угождать Богу, и их дух будет меняться и становиться богоугодным и спасительным. Так истинная вера подменяется верой магической, прикрытой одеждами и терминологией христианской, православной. Но по причине духовной слепоты, происходящей от ощущения своей правильности и праведности, от духа самоутверждения, они не видят этой подмены христианства, антихристианством, прикрытого традиционными одеждами христианства, православия. Так образуется и воспитывается новозаветное фарисейство, характерной чертой которого является лицемерие, непонимаемое и невидимое им. Именно, этот дух, по пророчествам Святых Отцов, и приведет всех к антихристу, который выйдет из этого же духа. Так образуется и рождается в душах и сердцах человеческих религия антихристова.

«Хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные; но все это только видимость, внутри же отступление истинное. На этой же почве народится антихрист и вырастет в том же духе видимости, без существа дела» (свт.Феофан Затворник, «Толк. на послания ап.Павла», 2Сол.2).

В наше время, на основании этого духа и ложном аскетизме, уже образовалось монашество, епископат и священно-монашество, которые находятся в духе антихристовом, содействуют воспитанию этого духа в других и приведению всего мира к антихристу. Да и о самом антихристе прор.Даниил говорит, что он «ни желания жен, ни даже божества никакого не уважит; ибо возвеличит себя выше всех» (Дан.11:37). То есть, он будет проводить безбрачный образ жительства, подобно монашескому, – так как, «желания жен… не уважит», – на основании духа самости и гордыни, «ибо возвеличит себя выше всех». В таком же духе пребывает и антихристово монашество, которое на основании духа самости и гордыни проходит свое подвизание, пребывая посреди содомо-гоморских соблазнов.

Лицемерие – это и есть характерная черта человеческого общества последних времен и христианства, утратившего дух Христов, истинные плоды духа. Об этом и говорит ап.Павел: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут... имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся» (2Тим.3:1-5). «Убойся лицемерства, – пишет свт.Игнатий Брянчанинов, – потому, что оно – в характере времени» (т.6. «Отечник», Заключение).

Фарисейство – это и есть лицемерная внешняя праведность, сидящая на духе самости и гордыни, на ощущении своей правильности и праведности. «Фарисейство не только соделывает бесплодными для человека добрые дела его, но направляет их во зло душе его, к его осуждению перед Богом» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл. «Фарисей»). «Величайшее злодеяние на земле совершено фарисеями. Всегда были они верны, и доселе они верны своему адскому призванию. Они – главные враги и гонители истинной, христианской добродетели и благочестия» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл. «Фарисей»). Новозаветные фарисеи, под конец времен, и будут, как говорит свт.Игнатий Брянчанинов, являться главными гонителями истинной христианской добродетели.

***

Итак, по причине утраты правильно-проходимой внутренней духовной жизни, и заменой ее на обрядоверие, фарисейство и законничество, люди перестали отличать то, что имеет вечный и неизменный характер в христианстве, от того, что имеет временный характер, – что может изменяться по причине возникшей нужды, в связи изменением эпохи, времен и обстоятельств жизни, для содействия спасению душ человеческих. Отсюда и началась догматизация, – придание неизменности явлениям христианства, носящим временный характер в жизни Церкви. Так стало появляться обрядоверие, новозаветное фарисейство и законничество, которое, в конечном итоге, и приведет весь мир к антихристу, как это и предсказывали Св.Отцы: «Хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные; но все это только видимость, внутри же отступление истинное. На этой же почве народится антихрист и вырастет в том же духе видимости, без существа дела» (свт.Феофан Затворник, «Толк. на послания ап.Павла», 2Сол.2).

Причина этого отступления – внутри душ человеческих, в чувствах и ощущениях. – Когда вместо духа сокрушенного и смиренного, перед Богом, водружается ощущение своей правильности и праведности, дух душевного сладострастия, дух самоутверждения, питающий дух самости и гордыни, тогда и происходит замена духа Христова на дух антихристов. Так, в душах и сердцах человеческих, происходит подмена чувств Христовых на чувства антихристовы. Так происходит исчезновение Церкви Христовой и на ее месте водружается церковь антихристова, которая для более удобного обмана и обольщения прикрывается той же самой церковной обрядовостью, традицией, буквой закона, Св.Писанием или Святыми Отцами. Но все это используется как средство для духа самоутверждения и применяется не к месту, не к времени. Так образуется и пополняется армия новозаветных фарисеев и законников, ведущих весь мир к антихристу.

Распознание этого отступничества, в настрое душ человеческих, возможно только духовным вИдением, приобретаемым через посредство борьбы за чистоту чувств и истинное удовлетворение совести. Только дух сокрушенный и смиренный, перед Богом, привлекает дар Божественной благодати, которая и подает истинное вИдение этого отступничества в душах и сердцах человеческих, во всех его видах и тонкостях, и не обманывается призраками истины.

О монашестве посреди соблазнов содомо-гоморского мира

Аноним:  Много говорится о вырожденческих тенденциях в Русской Православной Церкви Московского Патриархата (РПЦ МП). Они есть и многим они известны -- это содомия (гомосексуализм), обычный блуд архиереев, монахов и священников. После 1943 года, когда была образована Московская Патрархия, КГБ стало внедрять в ряды архиереев гомосексуализм. Это было сделано с двумя целями:
1) контролировать иерархов РПЦ МП, монахов и священникам, держа на них такой компромат;
2) разлагать РПЦ МП.
В результате чего в настоящее время половина архиереев и немало священников и монахов РПЦ МП являются гомосексуалистами.
Также немало архиереев, священников и монахов РПЦ МП являются педофилами--они насилуют или совращают детей и подростков обоих полов.
Но как оказывается, такие вещи были и в Русской Православной Церкви в конце 19--начале 20 веков, когда не было никакого КГБ. Существуют документальные свидетельсва о гомосексуализме ряда архиереев, монахов и священников дореволюционной синодальной церкви. Есть и свидетельства о педофилии в доренволюционной синодальной церкви.
В чём причина вырождения дореволюционной Церкви?
Мне кажется, что в этом виноваты масоны. Потому что в результате петровских реформ начала 18 века священников и диаконов стали готовить в семинариях, где господствовал масонский дух. А в масонстве на высших ступенях посвящения практикуется гомосексуализм. Вот масоны и внедрили гомосексуализм в семианрсую среду. Это пошло к архиереям, а от них--к семинаристам и послушникам. Семинаристы становились священниками, а послушники--монахами. Часть из этих монахов становилась иеромонахами, игуменами, архимандритами и даже архиереями. Более того, гомоексуализм использовался в среде монашества как средство для достижения церковной карьеры--через него становились игуменами, архимандритами, епископами, архиепископами, митрополитами. Причём так, что даже обер-прокурор Священного Синода Константин Петрович Победоносцев--благочестивый человек--не мог ничего с этим поделать.
Прав ли я? Действительно в вырождении дореволюционной синодальной церкви виноваты масоны?
Вообще, я считаю, что все проблемы Русской Православной Церкви идут на с 1943 года, когда была образована Московская Патриархия, не с 1927 года, когда митрополит Сергий (Страгородский) опубликовал "Декларацию о лояльности", и даже не с февраля 1917 года большинство архиереев предали Царя, а с Петра Первого, с его реформ. Он уничтожил патриаршество и сделал Церковь зависимой от государства. При нём священники и диаконы перестали избираться приходами, а стали назначаться--после подготовки в семинариях. При нём настоятелей монастырей перестали избирать братия монастырей, а стали назнаячаться архиереями. При нём архиереи стали не избираться епархиями, а стали назначаться Священным Синодом.


О.Серафим:  Согласен с тем, что все это извращенчество и разврат творится в Московской Патриархии в среде монашествующих, архиерев и священно-монашества. И это превратилось в систему. Но то же самое происходит и в других церковных организациях, где есть целибат, монашество, монахи архиереи и монахи священники.

До революции это были единичные случаи, которые преследовались и наказывались, если бывали обнаруженными. До революции церковная иерархия не способствовала этому, а в наше время церковная иерархия МП способствует распространению этого, потому что сами такие.

Согласен с тем, что КГБ поощряло и поощряет архиеерев и священно-монахов, гомосексуалистов и извращенцев.

Но причина гомосексуализма, онанизма и прочих извращений заключается не в этом. И не в том, что виноваты, мол, масоны.

Выберите монахов-архиереев не подверженных масонству, и через некоторое время начнется то же самое.

***

Причина распространения извращенчества, разврата и блуда, в среде целибата, монашествующих, монахов священников и архиереев, заключается в распространении соблазнов. Ибо монашество не может быть посреди мира, тем более современного, развращенного.

Самое первое правило монаха, которое утвердили Св.Отцы, – это удаление от соблазнов. И это является общим нравственным преданием Церкви, по данному вопросу. Пренебрежение этим, в наше время, является современным новшеством, которое идет вразрез со святоотеческим учением и преданием, в общем для всех, - о невозможности существования монашества перед лицом соблазнов.

Ибо человеку естественно по природе, в том состоянии, в котором мы находимся, стремление к противоположному полу. Как гласит народная мудрость: гони природу в дверь, она залезет в окно.
Поэтому, в правилах древних монастырей, содержались указания и запреты на все то, что может внести в монастырь соблазн. Но так как, в итоге, уже ближе к нашим временам, все эти правила были попраны всеми, то в результате этого произошла деградация монашества и уничтожение его сущности. От него остались только лишь внешние одежды и названия, которые обольщают и обманывают неопытных, начитавшихся книг о древних подвижниках, нарисовавших иллюзию в области мечтательности и думающих, что эти современные монахи, иеромонахи и епископы, находящиеся посреди мира, перед лицом соблазнов, подобны тем древним подвижникам. В результате чего, таковые попадаются в руки всяких прелестников и обманщиков, лже-старцев и лже-духовников, находящихся в бесовской прелести и самообольщении. «Во многих обителях воздвигаются различные здания значительных размеров, которые дают обители вид как будто процветания. Но это обман для поверхностного взгляда. Самое монашество быстро уничтожается. Душевный подвиг почти повсеместно отвергнут; самое понятие о нем потеряно. Этого мало! во многих обителях совершенно потеряна нравственность» (свт.Игнатий Брянчанинов, «Избранные письма», Письма к монашествующим, п. 13).

В свое время, не прислушались к голосу преп.Нила Сорского, который говорил о том, что обители должны находиться вдали от соблазнов мира: «Преподобный Нил (Сорский) воспретил вход женскому полу в скит свой. В древности был воспрещен, а в Афонской горе поныне воспрещен, вход женскому полу во все вообще мужские монастыри» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл. «О монашестве»). Свт.Игнатий Брянчанинов, понимая гибельное действие соблазнов, говорит о том, что это «постановление, существенно нужное для желающих победить свойство естества! им необходимо полное устранение от действия на себя этого свойства; оставаясь под влиянием его, они не могут не колебаться. При настоящем упадке нравственности, польза и необходимость этой меры становится очевидною» (т.1, гл. «О монашестве»).

Впоследствии, в середине 19-го столетия, то же самое, вслед за Нилом Сорским, повторял и свт.Игнатий Брянчанинов: «По современной нравственности и направлению мира, монастырям, более, нежели когда-либо нужно стоять вдали от мира» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл. «О монашестве»).

Но никто к этому не прислушался. В результате попрания таковых уставов Св.Отцов и общего нравственного предания Церкви, по данному вопросу, произошло то, что «монастыри обратились в пристанища разврата, местами открытого, местами прикрываемого лицедейством» (свт.Игнатий Брянчанинов, Записки епископа Игнатия Брянчанинова 1862-1866г., «О необходимости Собора…»).

«Многие монастыри из пристанищ для нравственности и благочестия обратились в пропасти безнравственности и нечестия: самому твердому характеру не устоять» (свт.Игнатий Брянчанинов, Избранные письма, «Письма к родным и друзьям», п.515).

«В наше время монастыри находятся в ужаснейшем положении, и многие хорошие люди, вступив в них без должного приготовления, расстроились и погибли» (свт.Игнатий Брянчанинов, Избранные письма, «Письма к родным и друзьям», п.450).

 «На монастыри плоха надежда: они внутри выпрели и уничтожились» (свт.Игнатий Брянчанинов, Избранные письма, «Письма к родным и друзьям», п.515).

Взирая на то направление по которому пошло монашество, уклонившись от уставов Св.Отцов, свт.Игнатий Брячанинов, пришел к выводу, в отношении их: «Относительно монастырей, я полагаю, что время их кончено, что они истлели нравственно и уже уничтожились сами в себе… Если бы, как Вы говорите, и решились восстановить монашество, то нет орудий для восстановления, нет монахов, а актер ничего не сделает. Дух времени таков, что скорее должно ожидать окончательных ударов, а не восстановления. «Спасаясь, спасай свою душу», сказали святые Отцы» (Избранные письма, «Письма к монашествующим», п.49).

 «О монашестве о. Никандр понимал так же, как понимаю и я. Называл он монастыри пристанями, по назначению данному им от Бога; говорил, что эти пристани обратились в пучины, в которых вредятся и гибнут душами многие такие люди, которые посреди мира проводили весьма хорошую жизнь. Некоторым, вопрошавшим его, советовал остеречься от вступления в монастырь. Надо знать существенно нынешнее положение монастырей, которые могут еще показаться для верхоглядов местами спасения» (свт.Игнатий Брянчанинов, Избранные письма, «Письма к монашествующим», п. 50).

«На мой взгляд, все в монастырях и самых благоустроенных идет к упадку» (свт.Игнатий Брянчанинов, Избранные письма, «Письма к родным и друзьям», п.560).

«Падение монастырей, значительно совершившееся, неминуемо» (свт.Игнатий Брянчанинов, Избранные письма, «Письма к родным и друзьям», п.553).

Вот к чему привело попрание уставов Св.Отцов и общего нравственного предания Церкви, - о невозможности существования монашества посреди соблазнов, а особенно посреди соблазнов современного развращенного мира!

Сохранение внешней формы монашества, перед лицом современного мира, – это язва, которая содействует уничтожению христианства, по причине деградации этого монашества, посреди содомо-гоморских соблазнов.

***

Восточная церковь не приняла целибата для всего духовенства. И именно только по той причине, что духовенство должно служить посреди мира, посреди соблазнов, содействуя спасению душ человеческих. Католики, впоследствии, ввели целибат для всего своего духовенства, результатом чего явилось распространение среди католического духовенства разврата, извращенчества и блуда. Об этом можно прочитать здесь и здесь.


Аноним:  Не согласен что невозможно современное монашество по причине большей одержимости духом самости в последнее время чем в прежние века. При умножении беззаконий и соблазнов приумножится и благодать, ибо не мерою даёт Бог духа и благодать всегда неизмеримо сильнее. Этому и Евангелие и апостол учит. Если невозможность мотивируется наличием женщин в мире, тогда монашество никогда бы не было возможным, а из практики знаем примеры окормления старцами монахинь, и ничего, Бог миловал. В описанном случае вижу неверие в благодать и страх перед ещё даже не пришедшими соблазнами.
Вы пишете, что исполнение обетов имеет смысл при отсутствии соблазнов. Где на земле Вы видели когда нибудь человека, не подвергающегося соблазнам, особенно монаха? Это утопия. Соблазны были есть и будут до скончания века.


О.Серафим: В принципе, ответы, по данной теме, уже даны много раз вот здесь. Но самоуверенные и самонадеянные или лицемеры никогда с ними не будут согласны. Они или не читали творения Св.Отцов, Древние Патерики, Отечник, Жития Святых, Подвижнические монашеские правила. Или, прочитавши их, отвергают святоотеческие наставления, по данной теме, утверждая свое понятие, что и является самомнением, исходящим из духа самоуверенности, которое идет вразрез с учением Св.Отцов, по данному вопросу.

Кому интересно, может взять все это и перечитать. И тогда он увидит то, о чем я говорю.

Могу тысячу раз приводить изречения Св.Отцов по данной теме, но это все равно их не убедит. Ибо причина здесь не отсутствие знаний, а дух самости и гордыни, самомнение, идущее против воли Божией.

Свт. Василий Великий: «Не мы первые, о Григорий, и не одни мы законоположили, да не живут женщины и мужчины вместе. Прочти правило, изложенное святыми отцами нашими на Никейском Соборе, явно запрещающее иметь сожительствующих в доме жен. Безбрачие в том имеет свое достоинство, чтобы не иметь обращения с женским поломДоколе же это творишь, тысячи оправданий, которые ты излагаешь в письме, не принесут тебе никакой пользы, но умрешь запрещенным в священнослужении и дашь Господу ответ за свое запрещение» (Правило 88, "Послание к Григорию Пресвитеру").

Как видим, свт.Василий Великий говорит всем монахам, приводя общее понятие по данному вопросу, что «Безбрачие в том имеет свое достоинство, чтобы не иметь обращения с женским полом». Если же кто это нарушает, то «тысячи оправданий», которыми они пытаются оправдать свое положение, «не принесут» им «никакой пользы». Это относится и ко всем современным благовидным предлогам и оправданиям, которыми пытаются оправдать положение современного монашества, тем более, посреди содомо-гоморских соблазнов, современного мира.

Свт.Игнатий Брянчанинов: «Такова сила соблазна, когда пред ним встанет инок лицом к лицу. Дар исцелений не остановил от впадения в блуд; тело, умерщвленное для греха старостью, недугом и продолжительным иноческим подвигом, снова ожило, будучи подвергнуто непрестанному или частому действию соблазна. – Такова наша немощь! таково влияние на нас соблазнов!
Они низвергли в пропасть падения и святых пророков, и святых епископов, и святых мучеников, и святых пустынножителей. Тем более мы, страстные и немощные, должны принимать все меры предосторожности; и охранять себя от влияния на нас соблазнов.
Страсти в иноках голодны: они, если будут оставлены без хранения, то кидаются с неистовством на предметы похотения, подобно хищным зверям, спущенным с цепей» (т.5, гл.5 «О хранении себя от соблазнов»).

Вот здесь свт.Игнатий Брянчанинов приводит общее святоотеческое мнение по данному вопросу: «Преподобные Отцы наши, святые иноки всех времен, тщательно хранили себя от знакомства с женским полом. Вход женскому полу в древние монастыри был воспрещен. Этот святой и благодетельный обычай сохраняется и ныне во всей Афонской горе. Те из иноков, которые проводили особенно внимательную жизнь, с особенной тщательностью хранились от знакомства и общения с женщинами, что видно из жития преподобных Арсения Великаго, Сисоя Великаго, Иоанна Молчальника и других возвышеннейшей святости Отцов. Так поступали они не единственно по произволу, но по указанию необходимости, усмотренной ими, как в зеркале, в их внимательной жизни.
Некоторые иноки утверждают о себе, что они, находясь часто в обществе женщин, не чувствуют вреда. Этим инокам не должно верить: они или говорят неправду, скрывая свое душевное расстройство, или проводят жизнь самую невнимательную и нерадивую, и потому не видят своего устроения, или же диавол обкрадывает их, отнимая понимание и ощущение вреда, чтобы соделать их монашескую жизнь бесплодною и уготовать им верную погибель.
Превосходно рассуждал об этом преподобный Исидор Пелусиотский в письме к епископу Палладию: "Если худые сообщества развращают добрые нравы (1 Кор.15,33), по изречению Писания: то совершает это по преимуществу беседа с женщинами. Хотя бы предметом ее было и добро: но она достаточно сильна, чтоб растлить внутреннего человека скверными помыслами, и, в то время, как тело пребывает чистым, душа оскверняется. Бесед с женами сколько можно убегай, благий муж. Если по какой нужде придешь к женщинам: то имей глаза опущенными вниз, и тех, к которым пришел, поучай смотреть целомудренно. Сказав им немного слов, могущих утвердить и просветить души их, немедленно удаляйся, чтобы долгая беседа не смягчила и не расслабила твоей душевной крепости. Скажешь: хотя и часто я беседую с женщинами, однако из этого не последует для меня никакого вреда. Пусть будет и так! но я желаю, чтобы все были твердо уверены в том, что водами камни истончаются, и пробиваются каплями дождя, всегда падающими на них. Рассуди, что тверже камня? и что мягче воды, особенно же водяной капли? но всегдашним действием побеждается и естество. Если столько твердое естество преодолевается, страдает и умаляется от такой вещи, которая в сравнении с ним ничто: то как не быть побежденною и превращенною долгим обычаем воле человеческой, удобоколеблемой?"
Старец Серафим Саровский уподоблял благочестно живущего инока, хранящего целомудрие, невозженной восковой свече; частое же обращение этого инока посреди общества женщин – этой же невозженной свече, когда она будет поставлена между многими другими возженными свечами. Тогда невозженная свеча начинает таять от действия на нее теплоты, исходящей от стоящих вокруг нее возженных свеч. Сердце инока, говорил старец, непременно должно подвергнуться расслаблению, если инок позволит себе частое обращение с женским полом (наставление 9)» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.5, гл.5 «О хранении себя от соблазнов»).

«Сказал святой Исаак Сирский: «Не удаляющий себя от причин греха произвольно бывает против воли своей увлекаем грехом» (Слово 57. То же учение читается и в Слове 56). Правило это, относясь вообще к монашескому жительству, особенно важно для тех, которые вступили в борьбу со свойством естества, явившимся в нем по падении.
Нам полезно вовсе не видеть того плода, от вкушения которого мы отреклись. По этой причине правилами святых отцов воспрещен вход женскому полу в монастыри мужские, что и поныне соблюдается на святой Афонской горе.
В житии святого Иоанна Лествичника сказано, что он пустынножительством и устранением себя от воззрения на лица окончательно угасил в себе пламень вожделения.
Все святые отцы старались удаляться по возможности своей от знакомства и общения с женами, и такое поведение передали нам в своих душеспасительных, боговдохновенных писаниях. Отцы, зная удобопоползновенность человека, не доверяли ни святости своей, ни престарелому возрасту и его неспособности ко греху. Они до конца жизни не переставали удаляться от причин греха: такое удаление есть сильнейшее средство для победы над грехом.
Когда преподобный Сисой Великий очень состарился, тогда ученик его, авва Авраам, предложил ему поместиться на жительство поближе к населению. На это отвечал девяностолетний старец: «Поместимся там, где нет жен». Ученик возразил: «Где ж место, в котором бы не было жен, кроме пустыни?» Старец сказал: «Помести же меня в пустыне, чадо» (Алфавитный Патерик).
Благое произволение человека укрепляется вдали от соблазнов, получает необыкновенную твердость и силу; напротив того, оно, будучи приближено к соблазнам, начинает мало-помалу ослабевать, и наконец совершенно извращается. Так лед на морозе крепнет более и более; но, будучи подвергнут влиянию тепла, тает и исчезает. Братия! подобает нам удалиться от знакомства с женами, особенно близкого, от частых свидания и беседы с ними. Вознамерившиеся победить естество, поймите, что эта победа невозможна, если мы будем подвергать себя непрестанно влиянию естества и возбуждать в себе действие его» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл.31 «О чистоте»).

О монашестве в духе антихристовом

Между соблазнами есть разница. И вот по отношению к соблазнам, для монахов, исходящим от противоположного пола, Св.Отцы, как мы видим, мыслили совсем не так, как мыслят современные «подвижники». В наше время, по вине защитников монашества, находящегося посреди современного развращенного мира, среди монашествующих распространено, не говоря уже про блуд, ­– мужеложество, извращенчество и педофилия. И потому, для многих монахов соблазном является и мужской пол, по причине их одержимости страстью мужеложества и извращенчества, по причине распространяющихся содомо-гоморских понятий и соблазнов в современном обществе. И потому, удаление от женщин и совместное проживание с одними мужчинами для таковых является еще более благоприятной средой для развития этих сатанинских страстей. Это уже – сатанинское монашество.

Поэтому, можно сказать, что монашество было дано только определенному периоду времени. И этот период уже закончился.

Современные монахи, вместе с защитниками монашества в современном мире, помогают уничтожать православие, христианство. Вместе с мировыми силами зла, ведущими весь мир к антихристу, они делают одно дело, по причине самообольщения и бесовской прелести.

Св.Отцы, обиловавшие дарами Св.Духа, никогда не говорили в оправдание пребывания, перед лицом соблазнов, что не мерою, мол, подает Бог Духа, что монахи, мол, и были всегда перед лицом соблазнов, что Бог, мол, их сохранит. Так может говорить только дух самоуверенный и самонадеянный, дух в котором отсутствует опытное ощущение и познание своей немощи, сокрушение и смирение, перед Богом. Так может говорить только дух самости и гордыни, который является духом антихристова монашества.

Свт.Игнатий Брянчанинов говорит о том, что все Св.Отцы по этому вопросу мыслили одинаково, – совсем не так, как современные «подвижники»: «Все святые отцы старались удаляться по возможности своей от знакомства и общения с женами, и такое поведение передали нам в своих душеспасительных, боговдохновенных писаниях. Отцы, зная удобопоползновенность человека, не доверяли ни святости своей, ни престарелому возрасту и его неспособности ко греху. Они до конца жизни не переставали удаляться от причин греха: такое удаление есть сильнейшее средство для победы над грехом» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл.31 «О чистоте»).

Как видим, тот же преп.Сисой Великий, – который обиловал дарами Святого Духа, так, что и мертвых мог воскрешать, и уже находился в старости, – не говорил так самоуверенно и самонадеянно, как говорят сейчас вот эти современные «подвижники». Он не сказал, что: я уже старый и мне не страшны соблазны, я уже состарился в подвигах и мне это уже не страшно, Бог даровал мне дары Благодати, которая сохранит меня от падений; и что монахи, мол, были всегда перед лицом соблазнов, и так должно быть.

А что он говорит? –  «Когда преподобный Сисой Великий очень состарился, тогда ученик его, авва Авраам, предложил ему поместиться на жительство поближе к населению. На это отвечал девяностолетний старец: «Поместимся там, где нет жен». Ученик возразил: «Где ж место, в котором бы не было жен, кроме пустыни?» Старец сказал: «Помести же меня в пустыне, чадо»» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл.31 «О чистоте»). При этом, надо заметить, что речь идет о селениях, того периода времени, в которых общество, по внешнему виду и поведению, ни чем не отличалось от монастырского. Ибо тогда, как говорит свт.Игнатий Брянчанинов, «жизнь мира соединена была с жизнью Церкви», тогда «мир жил жизнью Церкви», и «благочестие мирян отличалось по наружности от благочестия иноков только супружеством и стяжанием» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл. «О монашестве»). И вот вблизи такого благочестивого селения, девяностолетний старец, состарившийся в подвигах, отказался жить, только по той причине, что в нем были соблазны, исходившие от одного присутствия проживавших там женщин, которые имели внешне благочестивый вид, ни чем не отличающийся от монашеского. То же самое, как видим, делали и все Св.Отцы.

Поступая так, они «не доверяли ни святости своей, ни престарелому возрасту и его неспособности ко греху». Ибо они следовали общему святоотеческому наставлению, по данному вопросу, родившемуся из опыта непрелестного подвижничества: «Поверь бесстрастию тела твоего тогда, когда оно уляжется во гроб» (свт. Игнатий Брянчанинов, т.1, гл.50).

Поступая так, этим они обнаруживали свое смиренномудрие, то есть, смиренное понятие о себе, – то, что их подвиг проходил на основании духа сокрушенного и смиренного, перед Богом. В их изречениях видно опытное познание и ощущение своей немощи, на основании которой и совершается законное подвизание, приводящее к духу сокрушенному и смиренному, ибо «На познании и сознании немощи зиждется все здание спасения» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл.50). И потому-то, их подвижничество было истинным и непрелестным и приносило истинные плоды духа, по которым Христос заповедал отличать истинных пастырей от лже-пастырей (волков в овечьих шкурах).

Современные же «подвижники», из одних своих заявлений, по данному вопросу, обнаруживают свое самомнение и отсутствие смиренномудрия, – то, что их подвизание проходит на основании духа самоуверенного и самонадеянного, на основании духа самости и гордыни. И потому, у них: вместо опытного познания своей немощи – дух самоуверенный и самонадеянный; вместо духа сокрушенного и смиренного, в основании, – дух самости и гордыни. И на этом ложном основании они проходят свое подвизание, которое и приносит им ложные плоды духа, приводя их к самообольщению и духовной прелести, соделывая их волками в овечьей шкуре, бесовской сетью для духовных слепцов.

Но «все здание спасения» «зиждется», только «на познании и сознании немощи» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл.50), рождающейся опытным путем. Ибо «кто не знает своей немощи, тому недостает смирения» (преп.Исаак Сирин, сл.61). То есть, в нем неизбежно будет самомнение, дух самоуверенности и самонадеянности, – дух самости и гордыни, дух само-утверждения. Вот почему, «Блажен человек, познавший свою немощь: потому что праведник, не познавший своей немощи, находится на весьма опасном пути» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.4, письмо 14). Этот весьма опасный путь – и есть путь самости и гордыни, приводящий к самообольщению и духовной прелести.

И если в основании внутренней духовной жизни нет духа ощущения и познания своей немощи, и исходящего из сего духа сокрушенного и смиренного, перед Богом, то на его месте – будет неизбежно дух самости и гордыни. И тогда этим духом будет растворена вся его деятельность, вся духовная жизнь. Из такой духовной жизни, молитвенного делания, благочестия и подвижничества, образуется духовное лицемерие, внешняя фарисейская праведность, бесовские подвижники, антихристово монашество. По пророчествам Св.Отцов, именно, новозаветные фарисеи приведут весь мир к антихристу. И антихрист явится, как следствие этого фарисейского общества.

А так же, по вопросу особенной благодати для современных монахов, можно прочитать здесь.

И если это святоотеческое учение, по данному вопросу, приводимое свт.Игнатием Брянчаниновым, никого из них не убеждает, то и говорить с ними далее бесполезно.

Дух этих современных монахов «подвижников», похож на дух современных супергероев, со сверхспособностями, из современных фильмов, которых показывают как спасителей всего человечества. У них, точно так же, отсутствует опытное познание и ощущение своей немощи, и нет в основании духа сокрушенного и смиренного, перед Богом. А вместо этого – самомнение, дух самоуверенный и самонадеянный, дух самости и гордыни, прикрытый душевным сладострастием и симпатическими чувствами. Таков будет и антихрист. И распознавать его, и его слуг, сознательных или несознательных (находящихся в бесовской прелести), будут только те, кто в основание своей внутренней духовной жизни положил ощущение и сознание своей немощи, – рождающееся от правильно-проходимой борьбы со своими страстями, – дух сокрушенный и смиренный, перед Богом.

Нахождение монашествующих посреди современного развращенного мира, с его бесчисленными соблазнами, совершенно идет вразрез со святоотеческим опытом монашеской жизни и вышедшим из него общим нравственным учением, по данному вопросу. Это свидетельствует о том, что опыт монашествующих Св.Отцов и современных монахов является противоположным. А так же, это говорит о том, что современное монашество проходится не в том духе (как его проходили монашествующие Св.Отцы) и идет по пути духовной прелести, воспитывая в своих последователях дух антихристов. Нарушение святоотеческих установлений и пренебрежение общим нравственным преданием Церкви по данному вопросу, под всякими лукавыми и благовидными предлогами, привело к деградации монашества, монашествующего священства и епископов, находящихся посреди современного мира, с его содомо-гоморскими соблазнами. А это, в свою очередь, привело к уничтожению монашества, в нравственном и духовном отношении.– Остались одни одежды и названия, под которыми скрывается иной дух, дух антихристов.

С любовью во Христе, о.Серафим.

 

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.