Прелесть Марии и Людмилы, молитва

О духе самости и гордыни; о прелести душевного сладострастия и безумия, на примерах женщин Марии и Людмилы. О захождении в прелесть, при помощи молитвы. О ненависти к греху. Понятия о добре и зле. О чувстве веры и очищении его. Причина прелести и обольщения. Воспитание молитвы и душевной простоты


Оглавление:
  О духе самости и гордыни, идущем против Бога
  О духовной прелести на примере женщины Марии
  О прелести душевного сладострастия через оттенок приятности
  О захождении в прелесть сладострастия, под видом любви, при помощи иисусовой молитвы
  О ненависти к греху. Понятия о добре и зле
  О прелести сладострастия и безумии Людмилы
  О вере умовой; о чувстве веры и очищении его
  Причина прелести, обольщения и нестабильности
  Воспитание молитвы, верного душевного настроя и душевной простоты


О духе самости и гордыни, идущем против Бога

О.Серафим: Ученые сидят, думают, как бы добиться того, чтобы продлить жизнь человека, сделать ее вечною. Но это – безумие. Люди живут столько, сколько им определил Бог, и придумывать что-то другое, значит, идти наперекор Божию определению. Это – гордость, богоборчество. Ничего поэтому у них не получится, а только будут удовлетворять и питать в себе – страсть самомнения и высокоумия, и обманывать себя и народ. Это начинает проявляться с детства. Ребенок тянет свою ручку к огню, его бьют по ручке, а он не слушается своего родителя и всё равно желает свое, – хочет удовлетворить свое самомнение, праздную пытливость ума, – и лезет, по самоуверенности. Вот он! – у ребенка, а уже проявляется – первородный грех. И мы все по жизни! – разве не так?


Аноним: В педагогике говорят, что это у ребенка проявляются познавательные рефлексы?


О.Серафим: Да, конечно, у человека есть его естественные желания, но к ним примешана примесь первородного греха, которая и оскверняет всю жизнь человека. Ее-то, как раз и не учитывают, и в этом великая ошибка всего человеческого общества. И тогда получается, что вот так, с детства начиная, и всю жизнь, человек удовлетворяет свои «познавательные рефлексы» – страсти высокоумия, самомнения, самоуверенности: всё изучает, познает, но в итоге остается – круглым дураком. Много человек знает, а по жизни – глупец.

Отчего так? – Потому что самоуверенность, самомнение, высокоумие, гордыня. И с духовной точки зрения – человек, в прямом смысле этого слова, становится глупым. Но он, конечно же, не думает, что он глупец: дух самоуверенности, самомнение мешают ему трезво взглянуть на себя. Дух самости и гордыни – начало безумия.

В каком-то случае, к примеру, нужно было бы чуть-чуть смириться, и не было бы греха: не было бы ссоры или драки, а в драке – убийства; не было бы ругани скандала, а отсюда обиды и чувства неприязни. Но гордый безумец не захотел уступить, начал ругаться, мстить за свое уязвленное самолюбие. В итоге, дело дошло до трагических последствий.

Человек воспитывает в себе дух самости и гордыни и становится безумным; крайняя степень этого безумия – отрицание Бога. Отрицающий Бога – крайне безумен. Он тут мучается, в своей душе, и для загробной жизни готовит себе, по настрою своего духа, – вечную муку во аде.

К чему привело человечество отрицание Бога, сейчас хорошо всем видно: экология вся нарушена, воздух испорченный, поражен радиацией, в атмосфере наделали озоновых дыр, и так можно долго перечислять. Говорили: «Построим коммунизм за 20-50 лет», а в итоге, – полная деградация всего общества. Одни, живя в роскоши и в погоне за наслаждениями, удовлетворяя все свои прихоти и похоти, тупеют и глупеют; а кто-то, «едва сводя концы с концами», впадает в депрессивные состояния, уныние и отчаяние. Некоторые, от безысходности, кончают жизнь самоубийством. В обществе господствует дух самости и гордыни, самоуверенности и самомнения. А из этого духа рождается самолюбие, немилосердие и жестокость, злоба и ненависть, зависть и сребролюбие. Вместо высоконравственного общества, – которое обещались создать, без Бога, коммунисты, – человеческое общество нравственно деградирует.
Вот что значит, без Бога! – чего достигла человеческая гордыня. Значит, надо же догадаться, подумать, что кто-то людей держит за дураков. – Этот кто-то и есть дьявол. А он, дьявол, – безумец первой степени. Крайняя степень безумия: всё знает, всё Св.Писание! – знает, что Господь придет на Страшный Суд и осудит его на вечные мучения! И всё-таки, воюет с Богом! – потому что одержим гордыней крайней степени.

Такой же одержимый духом самости и гордыни будет и Антихрист и соберет вокруг себя – таких же глупцов. Поэтому, чтобы распознать и не подчиниться Антихристу, нужно искоренять из себя дух самости и гордыни. Этот дух есть в каждом, – у кого в какой степени; а бесы стараются его в нас подогревать, чтобы, таким образом, губить душы.

О духовной прелести на примере женщины Марии

Аноним: Расскажите о душевной прелести, и как заходят в нее?


О.Серафим: Была тут у нас, какое-то время, одна женщина, по имени Мария. Всё то, что я говорил, она не принимала. Ей давались верные понятия о Церкви, об отступничестве МП и ее безблагодатности. Это говорилось, в общем, для всех, но Мария постоянно доказывала, что МП благодатная Церковь. Наставлениями она пренебрегала, советов не слушала, с пренебрежением относилась к исповеди, не боролась правильно со страстями.

Потом, она послушала мои рассказы, (на беседах) из житий святых, о разных (в том числе и исключительных) случаях совершения крещения, и взяла и окрестилась сама, трижды погрузившись в воду, в нашем пруду, на Троицу. Приходит и говорит: «А я уже окрестилась». И в итоге, с такими же понятиями о МП, она и уехала, так и не воцерковившись.

Через некоторое время Мария, пытаясь доказать благодатность МП, стала писать мне письма, и в них о видениях, которые она видела в храмах МП. Она видела, как вылетал светлый голубь из алтаря и из чаши для причащения, и многое другое. А потом, через некоторое время, написала, что на нее сошел Св.Дух, и она зачала Сына Божия от Св. Духа, как Богородица.

Впоследствии, несколько раз, она бывала у нас проездом. И в это время, я пытался ее много раз вразумлять, объясняя, что всё это – бесовская прелесть, но это было бесполезно, она так и оставалась на своем.

Однажды, как-то раз, она как бы случайно заехала к нам. И мне захотелось наглядно показать некоторым из наших людей, что такое духовная прелесть, раскрыть ее яснее, на живом примере Марии, в надежде, что может быть это поможет и самой Марии. Поэтому, позвавши ее для разговора, я, как бы «подыгрывая» ей, стал задавать наводящие вопросы, а она стала отвечать:

– Как-то ты нам писала, и уже давно, что зачала от «духа святого»; расскажи, как это произошло, и почему ты до сих пор не родила?

– Это произошло 7 сентября 2000 года. Я стояла на молитве и вдруг услышала «ангельское» пение «Милость мира, жертву хваления…». В этот момент я ощутила, что сошел на меня «дух святой», и я поняла духом о зачатии во чреве своем «сына божия, Иисуса Христа». Сейчас «он» родился только духовно и пребывает среди нас. Но должен родиться и телом. И всё это по великой милости Божией. А не родился потому, что это тайна Божия, людьми неудобопостижимая, это «Милость мира, жертва хваления», – говорила Мария мягким, спокойным и приятным голосом.

– Какая же цель второго рождения Христа? – спросил я.

– Господь знает, на всё воля Божия, – отвечала Мария.

– А как же ты называешься «богородицею», если уже есть Богородица?

– А мы с Ней единосущны. Как один Бог в трех Лицах, так и мы: одна «богородица» в двух лицах.

– А как же ты говоришь, что молишься Ей, если ты и сама «богородица»?

– Молюсь, потому что Она на Небе, а я на земле, так же, как молился Спаситель, по естеству человеческому, Отцу своему Небесному.

А дальше я вам перескажу то, что рассказала Мария.

Она сказала, что как-то у нее во чреве поворачивался этот «младенец», и что ей нельзя плакать – ибо она чувствует, что это плохо отражается на «младенце». Если в доме совершён большой или смертный грех, Мария там уже не может находиться. А так же, и в той среде где матерятся, она тоже не может быть. Ведь «младенец», которого она носит – «бог». А он не терпит зла мира сего, – так говорила она.

Так же она рассказывала и о том, что ей нельзя фотографироваться. Один раз получилось так, что она едва успела уйти от фотографирования, поэтому те светлые лучи, которые отходят от ее чрева, отпечатлелись на фотографии. Даже три каких-то человека, Марии показались они мусульманами, «духом святым» узнали в Марии «матерь божию». Ей открыто, что на каждом человеке, есть «спасительная благодать», в том числе и на еретиках (баптистах, католиках и пр.), и даже на мусульманах, так как они узнали же в Марии «матерь божию». – Смотрите! дьявол привёл и «трёх волхвов» с востока, – почти как по Евангелию!

Мария учит внимательно следить за собой, за чистотой помыслов, чтобы они были всегда светлые. И самое главное иметь в душе ко всем любовь, вот тогда и будет иметь человек «благодать св. духа», ибо бесы не имеют любви и от них одно только зло. «Для меня, – говорит Мария, – бесов не существует, у меня всегда светлые мысли и ко всем любовь». Ей во всем помогают «ангелы». По этому поводу она рассказала следующий случай: как-то раз, она шла, дорога была дальняя, и только произнесла «Ангелы по правую сторону, архангелы по левую», и ноги сами пошли – полетела как на крыльях. Руководится она «духом святым», и через людей, на которых почивает «дух». «Ангелы», с которыми она постоянно общается или водится, не любят телефоны, компьютеры и даже отключают их. Если человек поговорит по телефону, душа его помрачается – так открывают ей «ангелы».

Вообще Мария говорит, что надо меньше слов. А общаться надо в духе. Как-то раз ей «дух» сказал: «Езжай на Подол (в Киеве – Подольский район). На Подоле скопилось очень много машин, затруднялось движение. Мария стала молиться, и машины тут же стали разъезжаться. Мария ходит по белому свету, но больше молчит, и проповедует только по большой просьбе, как нам, например. Главное у нее занятие – молитва.

На вопрос:

– А что же нужно делать, чтобы не было «мрачных» мыслей?

Мария отвечала:

– Нужно почаще причащаться. Причастие – самое сильное средство от греховных помыслов (она причащается в храмах МП).

– А что ты ощущаешь, когда причастишься?

– Когда я причащаюсь, появляются светлые мысли, радость духовная, всех хочется обнять любовью, любовь ко всем переполняет сердце, чувствую утешение, умиротворение.

–А что еще помогает отгонять греховные помыслы, ведь Причастие же не всегда возможно?

– Иисусова молитва отгоняет злые помыслы, хотя и в меньшей степени, чем причастие: бесы боятся самого имени Иисуса. Молитву Иисусову читать нужно постоянно. Я ее читаю всегда и даже в разговоре с другими, – отвечала Мария.

Обратите внимание на то, что человек находится в глубочайшей, редкостной прелести! Несет страшную хулу на Христа, на Матерь Божию! Но, при этом: ощущает любовь ко всем людям, духовную радость, умиротворенность; всегда у нее светлые мысли. О мрачных мыслях она говорит, что уже забыла, а если вдруг появляются – сразу же отгоняет их Иисусовой молитвой и причастием, и снова становится хорошо: на душе мир и утешение, и любовь.

Я ей говорю:

– А что, если у меня такие мысли, что ты, Мария, в жуткой бесовской прелести, и то, что ты говоришь, что зачала от Духа Святого – неправда? То это что? – мрачный помысел, от беса? Значит, его отсекать нужно?

– Да, его нужно отгонять Иисусовой молитвой и Причастием. – Отвечала она. – И вообще нельзя такое даже вслух говорить. Ибо то, что уже свершилось, то свершилось (т. е. «зачатие Христа») и еще будет совершаться. Так что допускать такие помыслы сомнения нельзя, ибо это человек уже идет против Бога.

– А из какой же страсти исходят у меня эти «богохульные» помыслы? – спросил я ее.

Она не могла ответить. И я ей подсказал:

– Может это самомнение, а значит и гордость питает?

– Да, – произнесла Мария и много раз повторила, – это помысел злой, бесовский, его надо отсекать, это хула на «духа святого». От «святого духа» такой помысел не придет, ибо «господь» знает, что то, что уже свершилось, то свершилось, независимо от того, кто как будет думать. Кто принимает такие «богохульные» помыслы, в том зло, гордость, и не почивает на нём «благодать».

Вот так, души помраченные бесовской прелестью, свет называют тьмою, а тьму – светом; помыслы спасительные, богоугодные – называют бесовскими, богохульными, а правое и спасительное мнение – самомнением.

Как мы видим, Мария полностью находится под властью бесов, которые выдают себя ей за Ангелов, посылают свои бесовские откровения, показывают разные видения и чудеса, подают усладительные, душевно-сладострастные ощущения. И как при этом бесы хитро маскируются, что сама Мария и множество верящих ей людей этого не видят. Вот она – духовная слепота, самообман и самообольщение – бесовская прелесть!

Обратите внимание! Она говорит, что главное иметь ко всем людям любовь, но сама – в страшном и ужасном богохульстве. Все знают и говорят, что Бог – это Любовь; и она говорит, что ощущает и носит в своем сердце ко всем любовь. И тогда возникает вопрос: почему же она богохульствует? – Да потому, что в сердце у нее – никакая не любовь. Чувство любви подменено душевным сладострастием, которое она распалила и возгрела в душе своей, принимая его за любовь, за Божию благодать.

О прелести душевного сладострастия через оттенок приятности

В симпатических чувствах, – любовь, утешение, умиротворение, радость и т.п., – всегда присутствует оттенок приятности. Этот оттенок приятности естественнен человеку, по природе, так как Бог вложил его в человека, при сотворении человека. Но, через грехопадение, к нему примешалась примесь первородного греха, дух самости. И поэтому, все симпатические чувства осквернены этой примесью первородного греха, духом самости, который ищет себе удовлетворения через посредство этих чувств, этого оттенка приятности.

Поэтому, когда человек проявляет эти чувства не к месту, не к времени или без меры, тогда первородный грех, дух самости, находит себе удовлетворение. Это происходит тогда, когда оттенок приятности, присутствующий в симпатических чувствах, становится самоцелью. То есть, когда человек ищет услаждение этим оттенком приятности, тогда она омрачает духовные очи человека, и он проявляет это чувство не к месту, не к времени, стремясь к тому, чтобы ощущать его без меры. Так развивается душевное сладострастие, в котором дух самости находит себе удовлетворение, через посредство услаждения этой приятностью, и в человеке водворяется ощущение своей правильности и праведности.

Вот так, через посредство симпатических чувств, человек начинает гоняться за ощущением безмерной приятности, которая не в согласии с волей Божией. И стремясь к все большему и большему ее ощущению, увлекается ею, разжигая в себе душевное сладострастие, и попадается к бесу на крючок. А демон еще более усиливает это сладострастное ощущение своими действиями.

Все это так получается потому, что действие естественных нам чувств смешано с первородным грехом, с духом самости. И когда человек возгревает симпатические чувства в себе, не стремясь к очищению их от примеси первородного греха, – в повседневной своей жизни, во искушениях с ним приключающихся, – то получается, что он через посредство естественных чувств разжигает в себе эту примесь первородного греха, дух самости. Так разжигается душевно-телесное сладострастие, которое он, по причине одержимости самомнением и духом самоуверенности, воспринимает за истинную любовь. Это и приводит, в итоге, к самообману и самообольщению, к духовной прелести.

Многие эти ощущения воспринимают за Божию благодать, и находясь в таком состоянии, могут получать различные бесовские откровения, которые они принимают за Божии. И тогда, когда эти люди говорят о любви, ссылаясь на Св.Писание или Св.Отцов, то на самом деле, в реальности, они имеют ввиду свое душевно-телесное сладострастие, так как его-то они и воспринимают за истинную любовь. На этой почве и могут являться разные бесовские учения. Примерно, в таком же духе, придет и антихрист, но только у него все это будет гораздо более утонченней и более замаскировано.

Вот что об этом говорит свт. Игнатий Брянчанинов: «В падшем естестве человеческом добро смешано со злом. Прившедшее в человека зло так смешалось и слилось с природным добром человека, что природное добро никогда не может действовать отдельно, без того, чтобы не действовало вместе и зло.
Человек вкушением греха, т. е. опытным познанием зла отравлен. Отрава проникла во все члены тела, во все силы и свойства души: поражены недугом греховным и тело, и сердце, и ум. Пагубно льстя себе и обманывая себя, падшие человеки называют и признают свой разум здравым. Здравым разум был до падения; по падении у всех человеков, без исключения, он сделался лжеименным, и для спасения должен быть отвергнут (1Тим.6:20-21). «Свет очей моих, – и того нет у меня»(Пс.37:11), говорит Писание о разуме падшего человечества.
Пагубно льстя себе и обманывая себя, падшие человеки называют и признают свое сердце добрым; оно было добрым до падения; по падении добро его смешалось со злом, и для спасения должно быть отвергнуто, как оскверненное. Сердцеведец Бог всех человеков назвал злыми (Лк.11:13).
От греховной заразы всё в человеке пришло в расстройство, всё действует неправильно; всё действует под влиянием лжи и самообольщения. Так действует его воля, так действуют все сердечные чувствования; так действуют все его помышления. Тщетно и всуе именует их падшее и слепотствующее человечество добрыми, изящными, возвышенными! Глубоко наше падение: весьма немногие человеки сознают себя существами падшими, нуждающимися в Спасителе!» (т.2, гл.21, "Слово о различных состояниях естества человеческого...", п.4).

О захождении в прелесть сладострастия, под видом любви, при помощи иисусовой молитвы

Если приходят какие-либо «мрачные» мысли, то Мария сразу же их отгоняет Иисусовой молитвой. И так всё время ее читая, всё более и более вгоняет себя в тяжкую прелесть душевного сладострастия. Вот она! – тончайшая гордыня, одержимость духом самости. Ее, за приятным чувством и ощущением, – которые человек воспринимает за Христову любовь, – не видать. Ее не видать потому, что человек садится на ощущение своей правильности и праведности, которые не дают ему увидеть себя в реальности, а на устах у него смиреннословие, которым он прикрывает свою духовную прелесть и самообльщение.

По учению Св. Отцов молитва Иисусова, как и всякая другая молитва, есть внешняя молитва. Вот что об этом пишет свт. Феофан Затворник: «Молитва Иисусова есть хорошее к внутренней молитве средство, но сама по себе не внутренняя, а внешняя молитва…
Из плодов словесному составу молитвы и говорению ее ничего не принадлежит. Все плоды могут быть получены, и без сей молитвы, и даже без всякой словесной молитвы, – через одно ума и сердца к Богу устремление… Молитва: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня! – есть словесная молитва, как и всякая другая. Сама в себе ничего особенного не имеет, а всю силу заимствует от того, с каким настроением ее творят» («Умное делание», гл.20).

Посредством Иисусовой молитвы можно воспитывать и возгревать в себе – как правильный настрой духа, так и неправильный. В данном случае, Мария возгревает, при помощи Иисусовой молитвы, – через посредство естественных чувств и примесь первородного греха, – дух самости, душевное сладострастие.

Есть такие случаи, когда люди могут легко отвергать и свободно пренебрегать любыми телесными страстями (чревоугодием, гортанобесием, блудной страстью), за счет удовлетворения и развития одной единственной страсти гордости и самомнения; в таком духе находится сам сатана. Вот как об этом говорит преп.Иоанн Лествичник: «От некоторых, не только верных, но и неверных, отошли все страсти, кроме одной – гордости. Сию одну они оставляют, как зло первенствующее, которое наполняет место всех прочих страстей: ибо она столь вредоносна, что может свергнуть с самого неба» (Лествица, сл. 26; 62).

Так любая молитва или обряд могут служить только внешним благовидным прикрытием для возгревания душевного сладострастия, духа самости и гордыни. Поэтому, любые чувства, в том числе и симпатические, если проявлять их не к месту, не к времени, или возгревать без меры, – уже есть страсть; и далее, – духовная прелесть.

Но попробуй, докажи, что это не так. Чувство ненависти – это от дьявола. – Значит, примиримся со всякого рода нечестием и богохульством, которые прикрыты добром по естеству человеческому, и, ради мира и любви, будем с ними заодно; и при этом, будем иметь «чистые светлые» мысли и всем улыбаться? А «мрачные» мысли, – чувство ненависти по отношению к нечестию и богохульству, свое несогласие с этим духом, – отгонять Иисусовой молитвой. Тогда из нас получатся бесовские подвижники, которые возгревают такую «любовь» ко всему миру. Но эта «любовь», – дух самости, прикрытый душевным сладострастием. – Это дух антихриста, который он и будет наводить на всех, когда явится в мир.

Так и в секте «преп.Муна»: говорят о любви, о том, что должно войти в человека – понимать его состояние, и возгревать чувство сострадательной любви, и при этом ссылаются на Евангелие. Но, не имея в этом меры, не очищая это чувство от примеси первородного греха, увлекаются ощущением приятности и усладительности, и, таким образом, разжигают в себе душевно-телесное сладострастие, которое воспринимают за любовь.
За всем этим сладострастием стоит дух самости, который ищет себе удовлетворения через посредство этих чувств, проявляя и направляя их не в согласии с волей Божией. Через посредство всего этого, человек, в духе, само-утверждается, приходит в ощущение своей правильности и праведности, и подцепляется к падшим духам, бесам. А они, к его сладострастию, присоединяют свои демонические действия, которые люди воспринимают за действия Благодати. На языке святоотеческой аскетики – это дух прелести и самообольщения, дух антихристов.

«Зло, поразившее нас, по объяснению Отцами слов Пророка, не частное, но во всем теле, объяло всю душу, овладело всеми силами ее. Не осталось в естестве нашем никакой частицы, неповрежденной, незараженной грехом: никакое действие наше не может обойтись без примеси зла. Когда вода смешана с вином или уксусом: тогда каждая капля ее содержит в себе примесь; так и естество наше, будучи заражено злом, содержит примесь зла в каждом проявлении деятельности своей. Всё достояние и достоинство наше в Искупителе. "Человек оправдывается... только верою в Иисуса Христа" (Гал.2:16). Чтобы усвоиться Искупителю, живою верою, требуется всецелое отвержение души своей, т. е. не только греховности, но и праведности падшего естества. Стремление к удержанию за собою оскверненной грехом правды падшего естества есть деятельное отвержение Искупителя» (свт.Игнатий Брянчанинов, т. 2, гл.20, "Слово о спасении и христианском совершенстве", ч.1).

О ненависти к греху. Понятия о добре и зле

По современным понятиям: чувство гнева и ненависти, сами по себе, есть зло. Но ненависть ко греху – это разве зло? Господь проявлял гнев: дважды бичом выгонял всех торгующих из храма (Мф.21: 12-13); а так же, когда исцелил сухорукого: "воззрев на них с гневом" – на тех, которые были исполнены зависти – совершил чудо (Мк.3: 4-5). Значит, что? Господь сотворил зло? – Нет, конечно. Это только лишь свидетельствует о том, что у современного мира утратились и извратились понятия о том, что такое есть зло. И чем далее, тем более омрачается общество человеческое и уходит от правильных понятий о зле.

Гнев и ненависть, к месту, к времени и в меру – это добро. Гнев и ненависть, не к месту, не ко времени или не в меру – это зло. Так и любовь, радость, умиротворенность, к месту, ко времени и в меру – это добро; не к месту, не ко времени или не в меру – это зло. То есть, когда эти чувства ищут удовлетворения духу самости и гордыни, самолюбию и душевно-телесному сладострастию, – тогда это есть зло. Если же эти чувства мы проявляем в противность нашим страстям и в согласии с волей Божией, в каждом конкретном случае, стремясь задействовать их в противность духу самости, – тогда это добро. Вот правильные понятия о добре и зле.

По понятиям современного мира, далеко ушедшего и глубоко погрязшего во зле, добро по падшему естеству человеческому есть настоящее добро. Но люди не учитывают того, что к естественному добру, в человеке, через грехопадение, примешалось зло, – первородный грех, дух самости. И так как человек подвергся грехопадению, то в нём ни одно душевное движение, ни одно чувство не может действовать без некоторой примеси первородного греха, духа самости.

Вот как об этом пишет свт. Игнатий Брянчанинов: «Отделение собственными усилиями прившедшего зла от природного добра соделалось для человека невозможным. Зло проникло в самое начало человека: человек зачинается в беззакониях, рождается во грехах. С самого рождения своего человек не имеет ни одного дела, ни одного слова, ни одного помышления, ни одного чувствования, ни на кратчайшую минуту, в которых бы добро было без большей или меньшей примеси зла. Это засвидетельствовано Св. Писанием, которое говорит о падших человеках, что между ними "нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного" (Рим.3: 10-12)» (т.2, гл.21, "Слово о различных состояниях естества человеческого...", п.4).

«Добродетели христианина должны истекать из Христа, из обновленного Им человеческого естества, а не из естества падшего. Как падение наше состоит не в истреблении добра из естества нашего – это отличительный признак падения отверженных ангелов – а в смешении нашего естественного добра с неестественным для нас злом: то падшее естество наше имеет свойственные ему добрые дела и добродетели. Совершают их язычники, магометане и все чуждые Христа. Добрые дела и добродетели эти, как оскверненные примесью зла, недостойны Бога, препятствуют общению с Ним, противодействуют спасению нашему. Отвергнем это мнимое добро или правильнее сказать, это величайшее зло! Отвергнем деятельность падшего естества!» (свт.Игнатий Брянчанинов, т. 2, гл.20, "Слово о спасении и христианском совершенстве", ч.1).

По этой причине все душевные желания и чувства нуждаются в очищении их от примеси первородного греха. Если человек без очищения своих желаний и чувств, от примеси первородного греха, начнет их просто возгревать в себе, то возгреет дух самости и гордыни, душевно-телесное сладострастие, придет в ощущение своей правильности и праведности. В современном мире, понятия добра и зла – спутаны, и далее – всё больше будут путаться.

К примеру, считают, что раздражительное движение души есть зло и каждый это ощущает, потому что оно вызывает неприятные чувства, особенно для тех, кто ищет услаждения душевного сладострастия. Когда приносят услаждения его душевному и телесному сладострастию, то это ему приятно, и он называет это добром. Но в реальности, – это есть зло. Раздражительное же чувство является греховным только тогда, когда оно ищет удовлетворения духу самости и гордыни, своему самолюбию и сладострастию. Соответственно, когда оно проявляется для борьбы с примесью первородного греха, в себе, тогда оно задействуется спасительно.
Все естественные чувства человека перемешаны с примесью первородного греха. Это всё равно, что хорошая, прекрасная пища перемешана с ядом и потому, – ядовитая. Нужно же, очистить эти чувства от этой примеси греха, а отсюда и будет являться истинное добро.

Вот так, в наше время, – явное, очевидное зло выдают за зло. А добро по естеству человеческому, которое перемешано со злом, выдают за добро. Человеку предлагается зло явное, и зло, – которое предстает в обличии добра. Подобно тому, как белая магия и черная магия. Человек же, по своей духовной слепоте, ища удовлетворения и услаждения этой примеси первородного греха, духа самости, увлекается во след этого зла, которое в обличии добра. На языке Св. Отцов – это есть самообольщение, духовная прелесть.

О прелести сладострастия и безумии Людмилы

Мне принесли статью из газеты «Сегодня» за 3.10.2003г., и попросили прокомментировать ее. В ней описывается яркий пример безумия, которое образовалось от гордости, постепенно и скрытно выращиваемой человеком в своей душе.

Совершено неожиданно для окружающих молодая женщина убивает своего собственного ребенка. Когда пришли следователи, она была спокойна и на вопрос, зачем она это сделала, сказала: «Мне было откровение в пять часов утра или в шесть: Господь, Матерь Божия, равноап.царь Константин, архистратиг Михаил... Это было открыто Богом. Мне велели убить Никитку. – Сына, в возрасте чуть больше года, а затем и трехлетнюю дочку. – Сначала Никиту, потом Ирочку. Но после того, что я с Никитой сделала, я испугалась и не смогла ее убить». Этот факт обличает тех, кто говорит, что в виде Матери Божией бесы не могут являться: об этом есть предание старцев МП и пишется в некоторых книгах.

«После откровения я пошла на кухню, – продолжает свой рассказ Людмила, – взяла нож. Кухонный с красной ручкой. Освятила его святой водой. Дети спали в разных комнатах: Ира – в зале, Никита – в спальне. Я ее перенесла в зал, а Никиту в спальню. Постелила ему белую простынь и ударила ножом. Целилась в сердце. Никита был раздет. – Нанесла четырнадцать ножевых ран. – Он кричал долго. Ира проснулась и тоже начала кричать». Вот так бесы, под видом божественного явления, под видом богоугодного дела и исполнения заповеди Божией, через самомнение и одержимость духом самости и гордыни, внушили матери убить собственных своих детей.

При этом она освятила нож святой водой. Это относится к тем, которые святой водой освящают всякое нечестие: бары, рестораны, банки, телевизоры, квартиры и дома, в которых процветает нечестие, и не стремятся жить по заповедям Божиим, и т. п... Спрашивается, будет ли Благодать освящать всё это нечестие и такой вот нож? – Конечно же, нет. Это говорит о том, что благодать Божия не действует механически или магически, при опрыскивании святой водой и каком-либо освящении. При освящении всего этого нечестия будет действовать не Благодать, а сила бесовская.

До этого видения и после, Людмила слышала голоса из потустороннего мира. Если бы Людмила не была одержима самомнением, духом самости и гордыни, она сочла бы себя недостойной видеть Господа и Матерь Божию. Но она и сама о себе сказала: «Мне говорят, – те, кто явились ей, – чтобы вы записали, что я царица всей вселенной». Вот к какой жуткой прелести привело человека самомнение, дух самости и гордыни.

Людмила с детства ходила в православный храм МП, – и как она говорила: «Просто верила в Господа, но с Чистого четверга 2003г. со мной начали происходить чудеса духовного мира, когда познаешь духовное блаженство».

Как опасно человеку, не пройдя брани со страстями и похотями, не ощутивши и не познавши своей немощи, и не приобретя в духе истинного смирения и сокрушенного духа, перед Богом, «познавать блаженство». Это «блаженство» есть ни что иное, как душевное сладострастие; увлекаясь которым, человек подцепляется к демонам, а они дают еще большее услаждение. Так доброжелательность к людям, когда через посредство ее ищется в духе само-утверждение, основывается на духе самости и гордыни. В таком случае, она является средством для возгревания этого духа и разжигает сладострастие.

Поэтому, ничто ей не мешало быть улыбчивой и приветливой с людьми. У Людмилы есть друзья, но о них она вспоминает холодно и отстраненно, как о людях, которые не способны понять «высшие материи». Это еще раз свидетельствует об ее одержимости духом самости и гордыни.

Из всего этого выводится понятие, что причина духовной прелести в самом человеке. Бесы же только ищут сочувствие и согласие от человека. А сочувствие образуется от стремления к исканию удовлетворения духа самости и гордыни, душевно-телесного сладострастия.

Современное общество готовит людей к приходу Антихриста, воспитывая такой дух, какой будет и у него: самомнение, дух самости и гордыни, дух душевно-телесного сладострастия. По этой причине, жертв духовной прелести в наше время становится всё больше и больше. И если все будут такие, то и легко примут Антихриста за Христа, так же, как эта женщина приняла явление бесов за Господа и Матерь Божию… Святые Отцы пишут, что чудеса Антихрист будет творить такие, что невозможно будет человеческому разуму не поверить. Здесь спасти может только правое чувство веры, которое рождается от правильно проходимой внутренней жизни, от законной борьбы со страстями, на основании духа сокрушенного и смиренного, перед Богом.

О вере умовой; о чувстве веры и очищении его

Аноним: А как это понимать, правое чувство веры?


О.Серафим: Одно дело умовая, рассудочная вера, ее имеют и бесы. Ибо «и бесы веруют», и даже «трепещут» (Иак.2:19). Они знают, что Господь создал весь мир, что Он приходил на землю и искупил человека от греха, проклятия и смерти; знают, что Господь придет на землю во второй раз на Страшный Суд, и что они будут вместе с грешниками осуждены на веки – в геену огненную. Значит, умовая вера, – ни чем еще не отличается от бесовской.

Вера сердечная – это когда человек вместе со знаниями образовывает и чувства. Как на уровне ума, рассудка, человек, греховные мысли отвергает, а спасительные принимает. Вот точно так же и на уровне чувств, – стремиться к тому, чтобы проявлять чувства к месту и к времени, давая им меру, вводя их в свою жизнь. Христос сказал: «Я есть путь и истина и жизнь» (Ин. 14, 6). Но это не сразу, это долгий путь, процесс, чтобы найти эту «истину и жизнь».

Общее положение таково: правильные понятия о правильно-проходимой внутренней духовной жизни, воспитании верного душевного настроя, сначала принимаются на уровне умовом, рассудочном, затем доводятся до чувства, вводятся в жизнь. Воспринимает человек, умом, учение догматическое или нравственное, начинает возгревать соответствующие тому чувства. – И если он начинает этим жить, ища каждый день, во всех искушениях с ним приключающихся, верного душевного настроя, правильных и спасительных чувств, на основании духа сокрушенного и смиренного, перед Богом, то это становится его душевным расположением, его жизнью. То есть, цель, – очистить свои чувства от примеси первородного греха, от духа самости, и, таким образом, воспитать верный душевный настрой, спасительный. И когда естественные чувства очищаются от примеси духа самости и гордыни, то они соединяются с духом сокрушенным и смиренным, перед Богом, который и необходимо воспитывать в себе каждый день, во искушениях с нами приключающихся. Дух сокрушенный и смиренный, перед Богом, привлекает спасительную Божественную благодать, которая соединяется с нашими естественными чувствами, очищая их от примеси первородного греха, от духа самости и гордыни. Вот так совершается соединение, по настрою духа, со Христом. Так воспитывается правое чувство веры, в своем движении, свободное от духа самости. Так правая вера становится достоянием жизни человека.

И одно дело, вспомнил когда-то человек о Боге и возгрелись чувства. А другое дело, когда он, каждый день, во время искушений с ним приключающихся, возгревает те или иные чувства, в противность греховным и страстным, в нем восстающим, призывая, при этом, Господа на помощь. То есть, внимает себе и ведет законную борьбу со страстями, стремясь к тому, чтобы, в течении каждого дня, не отдаваться тому или иному страстному чувству, во время искушений. В этой борьбе познаёт свою немощь, смиряется и сокрушается; жаждая при этом избавления от страсти, обращает дух свой к Богу, с чувством упования на Его милость. И так получает избавление, по милости Божией, через посредство опытного ощущения и познания своей немощи, и воспитания духа сокрушенного и смиренного, растворенного чувством упования только на одну милость Божию. Вот так, опытным путем, умовая вера переходит в сердечные чувства, в верный душевный настрой, спасительный. Если это часто повторяется, то образуется навык, привычка, находиться постоянно в определенном душевном настрое, спасительном для души, который становится всегдашним душевным расположением. – Это называется добродетелью.

И когда вот так, человек, во всех искушениях с ним приключающихся, борется за то, чтобы возгревать такие же чувства как во Христе Иисусе, то еще более соединяется со Христом, становясь членом Его Тела – членом Церкви; и тогда – в нём начинает жить Истина, в настрое его духа. А Господь сказал: «Я есть Истина!» (Ин.14:6) . И чем больше старается человек так жить, тем в большей степени живет в нём Истина – Христос. Мы к этому и призваны. Истина сама будет такого человека вразумлять, наставлять, просвещать. И человек должен этим жить, т. е. бороться за то, чтобы иметь «те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Фил.2:5). Это и значит, – жить во Христе, в Церкви.
Вот так, чувство веры очищается, становится правым, – становится его жизнью, он начинает им жить.

Причина прелести, обольщения и нестабильности

Аноним: Да-а, бесовские сети вокруг и самое главное внутри нас. И как их избежать?


О.Серафим:  Причина всей этой духовной прелести есть отсутствие опытного познания, в ощущении, своей немощи, которое человек должен приобретать в борьбе со своими страстями. Занятия молитвой, в том числе и Иисусовой, – без опытного ощущения, а отсюда и познания, своей немощи, – приведут только к духовной прелести. Ибо в основании непрелестной молитвы должно быть заложено – истинное смирение и сокрушение духа. А истинное смирение и сокрушение духа, перед Богом, приобретается только через опытное ощущение своей немощи, в борьбе со своими страстями. Без этого и молитва, и пост, и девство, и богослужение, и любовь, и доброжелательство, и любое доброделание приведет только к духовной прелести. Борьба со страстями, без этого, будет незаконным подвизанием, в основании которого будет дух самости и гордыни, самомнение.

Без опытного познания, в ощущении, своей немощи, без смиренного и сокрушенного духа, в борьбе со своими страстями, невозможно постижение воли Божией. Короче, без этого делания человек и, в общем, все общество приходит к самообольщению и духовной прелести. Что сейчас и наблюдается во всем мире, и во всех церковных организациях. Это и является причиною духа фарисейства-обрядоверия, законничества и лицемерия, ложного аскетизма и подвижничества. Эта причина и приведет всех к Антихристу.
В Антихристе, как раз, и будет отсутствовать опытное ощущение своей немощи, дух истинного смирения и сокрушения, перед Богом; а на их месте будет тонкий дух самости и гордыни, самоуверенности и самонадеянности, который будет прикрыт сверху, по-началу, любовью, телесным милосердием, т.е. добродушным внешним видом, симпатическими чувствами. Преп.Ефрем Сирин говорит, что он даже вида гневного показывать не будет. Этим он всех и обольстит, так как люди, все человеческое общество, не будут иметь, в духе, ощущения своей немощи, смиренного и сокрушенного духа. Ибо Бог только смиренным дает Благодать, которая открывает духовные очи человека и подает ему духовное видение.

Это причина все более усиливающихся бедствий, катаклизм, преступности, государственных и церковных неустройств, страданий и скорбей, во всем мире. Ибо все эти скорби и страдания ведут к ощущению и познанию своей немощи и беспощности. Чтобы, таким образом, человек, потерявши всякую надежду на всё и вся, пришел в ощущение своей немощи и беспомощности; чтобы сокрушился и смирился его дух самости и гордыни, дух самоуверенности и самонадеянности, и у него осталась одна только надежда на милость и помощь Божию.

Без внутренней борьбы со страстями и воспитания в ней своей немощи, смиренного и сокрушенного духа перед Богом, чувства упования и надежды только на милость Божию, не будет никакого внешнего благоустройства, ни в государствах ни в церковных организациях. А будет только приближаться приход Антихриста, конец мировой истории и Страшный Суд.

Воспитание молитвы, верного душевного настроя и душевной простоты

Аноним: Значит, занятия молитвой бесполезны, без опытного ощущения и познания своей немощи?


О.Серафим:  Просто занятия молитвой, в том числе и по четкам, и богослужение, без законного подвизания в борьбе со страстями, без опытного ощущения и познания своей немощи, в этой борьбе, без истинного смирения и сокрушения, неизбежно приводят к самообольщению и духовной прелести. Что сейчас и наблюдается, сплошь и рядом.

Но воспитание правильной и непрелестной молитвы крайне необходимо. Здесь, вначале, необходимо правильное понятие о том, что такое молитва? – Молитва, по учению Св.Отцов, есть чувство к Богу обращаемое:
"Чувство к Богу и без слов – есть молитва", "Речь к Богу не языком произносится, а чувствами сердца"(свт.Феофан Затворник).

Но все наши чувства, по причине грехопадения, осквернены примесью первородного греха, духом самости. И если возгревать эти чувства в молитве, обращая их к Богу, без очищения их от этой примеси греха, то вместе с возгреванием их будет возгреваться и эта примесь первородного греха, дух самости. Такое делание будет приводить к самообольщению и духовной прелести, и будет соединять не с Богом, а с дьяволом. Поэтому, в первую очередь, и необходимо очищение чувств от примеси первородного греха, от духа самости. Это и совершается через посредство правильно-проходимой внутренней жизни, в законной борьбе со страстями. Ибо страсти, – это и есть тот самый первородный грех, перешедший в навык, в привычку, в мыслях, желаниях и чувствах.

Если человек правильно и верно проходит путь борьбы со своими страстями, с первородным грехом, то это обязательно приведет его к опытному ощущению и познанию своей немощи; а отсюда, – к смиренному и сокрушенному духу, чувству упования только на одну милость Божию.
Наиболее внимание Св.Отцами обращается на чувства, это называется у них "разрывание сочувствия" к греховному желанию. Свт.Феофан Затворник об этом конкретно говорит:
"Если не допустите породиться тем чувствам(страстным, греховным), всему конец". Почему так?
"Ибо всё от чувств" – говорит он.
Вот почему необходима борьба за чистоту чувств. Так удовлетворяется и наша совесть.

И если человек, каждый день, во искушениях с ним приключающихся, будет стараться не отдаваться тому или иному страстному чувству, то ему надо будет заменять это страстное чувство на противоположное, с воплем к Богу о помощи. Господь же, таким путем, будет вести его к опытному ощущению своей немощи, сокрушая и смиряя его дух, чтобы, через этот настрой духа, подавать избавление от страстей. И таким образом, очищать его чувства от примеси первородного греха. Вот такое делание, в борьбе со страстями, законно-проходимое, и будет являться воспитанием молитвы непрелестной.

То есть, к приобретению чистой и непрелестной молиты, необходимо идти путем правильно-проходимой борьбы со своими страстями, за чистоту своих чувств и удовлетворение совести. Ибо человек входит в соединение с Богом, по Благодати, через чистоту своих чувств и удовлетворяемую совесть. А без воспитания духа сокрушенного и смиренного, перед Богом, невозможно приобрести эту чистоту чувств и истинно удовлетворить свою совесть.


Аноним:  А можно ли в уме приводить различные мысли, помогающие воспитанию верного душевного настроя?


О.Серафим:  Да, конечно всеми этими средствами можно и нужно пользоваться. Я называю это средствами потому, что это мысли на уровне умовом. Здесь можно сказать то, что средства могут быть различными, лишь бы при этом искалось главное. А главное, что ищется при этом, это то, чтобы довести себя до чувства и ощущения: покорности перед Промыслом Божиим, смирения и сокрушения, сострадательной любви, незлобия и добродушия, по отношению к ближнему. У Св.Отцов это называется одним общим словом – душевная простота. Она проявляет себя в симпатических чувствах, – растворенных ощущением своей немощи, смиренным и сокрушенным духом, – как дар Благодати, приобретаемый в законно-проходимой борьбе, со своими страстями.

Душевная простота, как дар Благодати, – это постоянное душевное расположение. – Это детское незлобие в душе, которое не меняет своего душевного расположения никогда. Об этом настрое души Христос сказал, что "если не будете как дети, не войдете в Царство Небесное"(Матф.18:3). Сам этот приобретаемый настрой души, – законным путем, при помощи Божией, – уже есть Царство Небесное. Ибо по слову Христа "Царствие Божие внутрь вас есть"(Лук.17:21). То есть, Оно в правильном настрое души, о чем было сказано выше, по дару Благодати.

С любовью во Христе, о.Серафим.

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.