Наука, ученые и вера. Святые Отцы о церковных горе-профессорах. Апокрифы. О праздной пытливости ума и необходимом для спасения

Оглавление:
  Наука, ученые и вера. Объективность и субъективность
  О церковных горе-профессорах
  О книгах профессора Евграфа Голубинского
  Новосвященномученник Феодор (Поздеевский) о профессорах Духовной Академии
  Свт.Игнатий Брянчанинов о докторах богословия
  Свт.Феофан Затворник о книге проф. А. П. Лебедева, «История Вселенских Соборов»
  Свт.Феофан Затворник об истории Неандера и разных школах
  Апокрифы
  О праздной пытливости ума, отвлеченных вопросах, и необходимом для спасения


Наука, ученые и вера. Объективность и субъективность

Аноним:  Прочел у американского библеиста о том, что в течении первых трех столетий никто не упоминал о столь знаменательном событии, как телесное воскресение Божьей Матери?


О.Серафим:  А вы читали в житиях у свт.Димитрия Ростовского, об успении Божией Матери, и о свидетельствах, там приводимых?

Если нет, то почитайте вот здесь, Август месяц, 15 число. Там приводится свидетельство свящмуч.Дионисия Ареопагита, ученика ап.Павла. И многих других святых, первых веков христианства.

Почему мы им не должны верить? А должны верить каким-то современным ученым, которые не очистили свои чувства и ум, и одержимы духом самомнения и самоуверенности. Разве они не могут по самоуверенности и самомнению делать неправильные выводы? Или разве тот, кто имеет название «ученый», автоматически освобождается от этих страстей? Разве мы не наблюдаем постоянно такую картину, когда одни ученые что-то утверждают, ссылаясь на одни научные данные, а другие, после них приходящие, это опровергают, опять ссылаясь на новые научные данные. И где гарантия, что после этих ученых, нашего времени, не придут, точно так же другие ученые, которые на основании уже других научных данных, будут опровергать этих ученых, нам современных. И то чему кто-то поверил, в свое время, - на основании научных данных, приводимых учеными его времени, - окажется неправильным. И вера его, таким образом, окажется пустой и глупой. Где основание на котором можно твердо стоять?

Всякий объективный опыт исходит из субъективности того, кто это произносит. И каждый, говоря о том, что он судит объективно, исходит из своей субъективности; но называет ее объективностью. А всякую другую объективность, противоречащую его объективности, называете субъективностью. Это игра слов. Свт.Иоанн Златоуст по поводу этого сказал: "Природа рассудочных доводов, подобна лабиринту. Нигде не имеет конца и не позволяет мысли утвердиться на каком-либо основании".

Объективным же может быть только то, что в согласии с волей Божией, в данный момент времени. А это постигается чувством веры, в своем движении, свободном от духа самости и гордыни, от власти первородного греха.

В наше время, из науки сделали идола, такую своеобразную религию, которая обладает божеской непогрешимостью. Выводы, которые выдаются всем от имени науки, все должны воспринимать на веру, веруя жрецам этой религии, ученым (которые вещают от лица бога-науки), как непогрешимым в определении вопросов Истины.

И получается, что право определения Истины, теперь находится в руках у этих жрецов, под названием ученый. И что, и как они определят, то все и должны считать за Истину, в последней инстанции. При этом, получается своеобразная вера в человеческий разум, у избранных людей, которых называют учеными.

Я не против научного подхода, логическо-аналитического, но я против обожествления науки, и придания ей безгрешности, и полного отдания ей прав в определении вопросов Истины. Ибо Истина постигается не напряжением сил ума. А открывается, Богом, там, где приобретается чистота чувств, смиренный и сокрушенный дух, где есть чистая совесть, свободная от духа самоуверенности и самонадеянности, от самомнения и высокоумия.

Вот здесь есть о науке: Видео  17, 40,  Аудио  80

О церковных горе-профессорах

Аноним:  Читал книгу проф. Поснова по истории Церкви и увидел у него некоторые странные вещи в книге. Можно подумать, что это пишет протестант. Но Поснов был православным, насколько мне известно. Посмотрите, пожалуйста, эти цитаты и прокомментируйте по возможности: «В круге святых и библейских лиц, особенным почитанием пользовалась Пресвятая Дева Мария. Издавна создалась популярная легенда о Святой Марии, Её рождении и воспитании при Храме. Она подготовила христианское настроение к тому времени, когда Церковь, так сказать, официально, открыто приступила к созданию Её культа в конце IV-го и начале V-го века».


О.Серафим:  Эти выводы оттуда же, – один ученый переписывает у другого. Такие выводы являются следствием таких вот горе-профессоров, которые не очистили своего ума от самомнения и высокоумия, а взялись за науку. И на определенных моментах, бесы уловляют их, через самомнение, дух самоуверенности и самонадеянности.

Эти горе-профессора не пришли к опытному познанию и ощущению немощи своего ума, не приобрели дух сокрушенный и смиренный, перед Богом. Не воспитали в себе добродетели смиренномудрия, которая крайне необходима тому, кто пытается заниматься церковно-исторической наукой или богословием. Они не очистили естественную способность своего ума, мнение, от примеси духа самости, через посредство правильно-проходимой внутренней жизни.

И потому, всякий профессор или ученый, не очистивший своего ума – от самомнения, а дух – от духа самости и гордыни, может получать бесовские откровения и идеи. Бесы, через посредство самомнения, духа самости и гордыни, зацикливают их внимание на всяких ложных и бредовых идеях, наводя на них, в эти моменты, необыкновенные ощущения, в уме и в настрое духа. И они не могут оторваться от этого, по причине одержимости духом самости и гордыни, по причине одержимости самомнением и высокоумием. Ум таких горе-профессоров является одержимым и бесноватым, так как бесы держат его в своей власти, через посредство духа самости. Церковно-исторические и богословские откровения и озарения таких одержимых ученых, профессоров, являются бесовскими откровениями, учениями и идеями, которые исходят из ада.

Такие горе-профессора – из разряда профессоров, о которых говорится ниже.

О книгах профессора Евграфа Голубинского

«Евграф Голубинский, ординарный академик Академии Наук, заслуженный ординарный профессор Московской духовной академии. Преп. Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра... М. Синодальная типография, 1909. С. 28. Все эти увесистые и благочестивые «титулы» я нарочно выписал (хотя и сократил, уж очень их много), чтобы показать неопытным и предостеречь их относительно того, как обманчивы бывают книжки по внешнему виду. Иная, кажется, есть   верх учености, имеет штамп высшей духовной школы и напечатана даже каким-то образом в синодальной типографии, а заключает в себе дух лесчий антихристов и вместо прославления святого содержит хулу па него... В глазах подобных лиц, да еще в священном сане, иногда даже синодальные послания с обличениями их еретических мнений являются не более как «полемической» литературой. См.: Флоренский П. Столп и утверждение истины... С. 783, прим. 746. Те, от которых зависело прекратить одним взмахом пера все это зло, а автора подвергнуть церковному покаянию, имеют, конечно, случай не раз сказать (во время своих крестных мучений) с благоразумным разбойником: «И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли…» (Лук.23:41). Будем надеяться, что они оставят теперь лицеприятие и смущение перед «величеством» авторитетов и, невзирая на «титулы», станут считать подобных авторов опаснее разбойников с большой дороги: ибо те только тело умерщвляют, а эти душу. Конечно, таких книжек много. Что сказано об этом, то же надо сказать и об остальных. Но только Церковь может открыто заносить имена их в Index, в список отлучения от нее, частный же человек не может этого сделать. Посему остается читающему, так называемые церковные книги, преподать совет из Премудрого: «Знай, что ты посреди сетей идешь и по зубцам городских стен проходишь» (Сир.10:18)» (еп.Варнава Беляев, новоисповедник, «Основы искусства святости, т.1, отд.2, п.5, Примечание»).

Новосвящмуч.Феодор (Поздеевский) о профессорах Духовной Академии

Рассказывает ректор академии, впоследствии новомученник, Феодор (Поздеевский), архиеп.Волоколамский: «В Академию приезжал Макарий (Невский), старец восьмидесяти лет. В Богословии разбирался. Но его беда была – семинарист, не получил высшего образования. Тем не менее, постепенно дошел до Митрополичьего сана. Духовной академии он боялся. Все же приехал, выразил желание посетить занятия. С дрожью в руках даю ему расписание. Что выберет? А и выбирать-то нечего, ведь это же вертеп! Застенок! Выбирает – «психология». Я ахнул. Психологию ведет профессор Павел Петрович Соколов. Владыка думал – будут говорить о душе, что-то важное. Пришел, сидит, слушает. Ну, во-первых, душа набок, никакой души нет, «мы изучаем явления психики», вульгарный материализм. Сегодняшняя лекция – тактильные восприятия. И пошел — булавочки, иголочки, рецепторы, ощущения. Проводит опыты, вызывает студентов. И так вся лекция. Вышли. Смотрю, Митрополит идет с поникшей головой, серое лицо. «Владыка святый! – говорю я ему, – я вижу, у вас неблагоприятное впечатление. Зайдите ко мне, я Вам все расскажу. Не обращайте внимание, Владыка, на этих дураков. Это не профессора Духовной Академии – это дураки Духовной Академии. И как он смел при Вас излагать всю эту пакость! А знает, что Вы его начальство!» «Да, да… я, убогий не понимаю…», – говорит митрполит Макарий. «А тут и понимать нечего! Все вздор!» Так и пошел митрополит оскорбленный, огорченный; я не смог его утешить. Ведь чтобы бороться с Соколовым, всю […] надо разогнать. Так этот Соколов и остался на кафедре. И – до самой революции, когда революция его разогнала» (Жизнеописание Макария, митр.Московского, апостола Алтая, «Из рассказов А. Ф. Лосева»).

Свт.Игнатий Брянчанинов о докторах богословия

«Сбывается слово Христово: в последние времена найдет ли Сын Божий веру на земли! Науки есть, академии есть, есть кандидаты, магистры, доктора богословия (право – смех! да и только); эти степени даются людям; к получению такой степени много может содействовать чья-нибудь б... Случись с этим богословом какая напасть – и оказывается, что у него даже веры нет, не только богословия. Я встречал таких: доктор богословия, а сомневается, был ли на земле Христос, не выдумка ли это, не быль ли, подобная мифологической? Какого света ожидать от этой тьмы?» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.7, «Письма к архим.Игнатию (Васильеву)», п.11).

Свт.Феофан Затворник о книге проф. А. П. Лебедева, «История Вселенских Соборов»

«Извещаете, что купили книгу Лебедева о соборах… Будто редкость какую добыли… Книга эта не православная… И проводит начала хуже протестантских… Вам кажется, что ни страница, то блестящие мысли… Мысли там – все мыльные пузыри. Исходная точка – неверна, и все дрянь – хоть брось…
Выходит Автор из той мысли, что в Церкви школы были, – и одна с другою спорили… спорила Антиохийская школа с Александрийскою…
В Церкви Божией…(школ?) не было. Было одно учение, Апостолами переданное, из рода в род переходившее. Дети учились у отцов, и потом передавали своим детям… Это повсюдное учение и было вселенскою истиною.
Суемудрые порождались в среде их, и заводили свое учение, по своему смышлению… Когда это мудрование было не согласно с общим христианским разумением… его отвергали, и суемудров осуждали и изгоняли из Церкви… Не школа со школою спорили… и общая истина отражала и поражала суемудрие… Общее это учение, или разумение, для всех обязательно… и в нем одном истина…

Ваш Лебедев другого направления… Он искал новенького (в речи своей публично сказано это)… В этом он стоит против православия – которое не ищет новенького… а старается держаться почтенной старины.
Вы, конечно, прочитали эту книгу. Желаю знать Ваше об ней суждение. – Один Московский священник (кажется) написал подробный разбор сей книги… Вам надо найти это и прочитать… и то недивно, что Вы сделаетесь учеником этого новшака. – Печатали разбор в «Православном обозрении»… Поостерегитесь. – Желаю Вам успехов – широких, но в духе православном. Иначе лучше бы было Вам и не вступать в Академию… на пагубу себе и на зло Церкви» (свт.Фефаон Затворник, «Собрание Писем. Из неопубликованного», п.491).

Свт.Феофан Затворник об истории Неандера и разных школах

«Самый худший - Неандер. Этот проклятый жиденок всю историю перепортил своими мудрованиями. У него все устроялось борьбой противоположных сторон и партий. И он следит только за этим и нередко на одном слове строит целую систему и даже целую школу. - Таким образом у него нет места Апостольскому преданию, непрерывно хранимому св. Церковью. Таков же пошиб мудрования и у всех его последователей.
Извольте сие зарубить в памяти, и так умствовать, что все шло по Апостольскому преданию, споры поднимали не одна партия против другой в Церкви. А поднимались суемудры против Апостольского предания. Св. Церковь, хранительница его, стояла за него и поражала суемудрых, и из Церкви их изгоняла»
(свт. Феофан Затворник, «Собрание писем», Выпуск 8, п.1451). 

«Протестанты тоже есть у меня. Но это – настоящие баши-бузуки; особенно жиденок Неандер. Этот всю историю перепортил. У него догматы – суть итог споров между партиями церковными. И ему верят. На деле же было так: Церковь защищала всегда учение Апостольское, когда суемудрие восставало против. – Когда Арий изрыгнул свое буесловие; патриарх Александр – с первого же раза изложил переданное Апостолами учение Церкви, изложенное им во все продолжение арианства было отпором его, и в конце осталось победоносным, – не как итог споров, а как всегдашнее верование св. Церкви. – Тоже и при появлении несторианства, святой Кирилл (Александрийский) изложил православное учение Церкви, которое осталось и по одолении несторианства. Тоже и относительно иконопочитания. Святой Герман с первого момента появления иконоборства высказал полное о сем учение Церкви. Так и во всем, учение Апостольское предшествовало спорам, – вооружало против них, и оставалось после» (свт. Феофан Затворник, «Собрание писем», Выпуск 8, п.1452).

Апокрифы

Аноним: А что вы скажете на счет этих (http://apokrif.fullweb.ru/study) апокрифов?


О.Серафим: На счет апокрифов можете прослушать Видео-архив 17

Из 39 канонического послания свт.Афанасия архиеп.Александрийского: ««Впрочем, возлюбленные, сверх сих читаемых и оных канонических, нигде не упоминается об апокрифических: но сие есть умышление еретиков, которые пишут их, когда хотят, назначают и прибавляют им время, дабы представляя их, как бы древние, иметь способы к прельщению ими простодушных».
Перечислив в своем послании канонические книги Ветхого и Нового заветов, далее книги, не вошедшие в канон, однако полезные для оглашенных, святой Афанасий упоминает и апокрифические книги (libros reconditos), которые сочинили еретики с целью сбить простецов с пути истины, выдавая их за древние книги, а между тем в них содержится извращенное христианское учение. Для предохранения верных от этих ложных, еретических книг, святой Афанасий и написал именно, как сам об этом говорит, настоящее послание» (Книга правил, Правила свт.Афанасия Великого, архиеп.Александрийского. Толкования на книгу правил Никодима Милаша).

«Христианское вероучение, сосредоточенное в двух источниках - Св. Писании и Св. Предании - должно было остаться неизменным в том виде, в каком оно заключено в них. Первой заботой Церкви послеапостольских времен было приведение к единству источников своего вероучения. Церковь, составляя сборник всех писаний, поступала со строгой разборчивостью и только после продолжительных исследований о той или иной книге, хотя и принадлежавшей апостолам, но не общеизвестной, принимала ее в состав сборника священных книг. Постепенно образовался один во всей Вселенской Церкви сборник Священного Писания Нового Завета, или канон священных книг Нового Завета. Долгое время возникали споры относительно отделения посланий апостолов. В 4 в. Церковь вынесла окончательно решение по поводу спорных вопросов. Принимая в канон священные книги, по проверке из писаний апостольских, о которых возникали споры, Церковь вместе с тем исключила из священных книг писания не апостольские и решительно отвергала все книги подложные и апокрифические, каковы, напр., евангелие "от Евреев," от "Египтян," "Евангелие Никодима," "Евангелие Фомы," "Деяния Павла," "Апокалипсис Петра" и проч.
Церковь заботливо охраняла неприкосновенность Св. Предания, признавая священным, апостольским только то, которое, несомненно, исходило от апостолов и не противоречило их писаниям. Первыми хранителями апостольского предания были предстоятели церквей, непосредственные ученики апостолов, ими самими поставленные. Они, в свою очередь, передавали предание своим преемникам.
Замечательно свидетельство о таком способе хранения предания св. Иринея Лионского, ученика св. Поликарпа Смирнского: "Быв еще отроком, - писал он к Флорину, впавшему в ересь, - я видел тебя в нижней Азии у Поликарпа. Тогдашнее я помню тверже, чем недавнее; потому что познания детского возраста, укрепляясь вместе с душою, укореняются в ней. Так я могу наименовать даже место, где сидел и разговаривал блаженный Поликарп; могу указать все входы и исходы его; начертать образ его жизни и внешний вид; изложить его беседы с народом; описать его общение с Иоанном, как он сам рассказывал, и с прочими самовидцами Господа; изобразить, как он сам припоминал слова их, как и что слышал от них о Господе, как он пересказывал о Его чудесах и учении, о чем получил предание от людей, которые сами видели Слово жизни. Я записывал слова его не на бумаге, а в сердце, и благодать Божия помогает мне всегда хранить их в свежей памяти."
Всякое учение проверялось преданием и только после этого признавалось правильным. "Свидетельство предания, по Тертуллиану и Иринею, - пишет Е. Смирнов, - важно также для оценки подлинности писаний апостольских; только тогда, по учению их, то или другое писание должно быть признано апостольским, когда таким оно признается церквами апостольскими и теми, к кому первоначально написано. С течением времени, мало-помалу, при постоянном общении всех частных церквей, по возникавшим касательно вероучения и книг Св. Писания вопросам составилось единое предание всей Вселенской Церкви, которое стало сохраняться не устно, но и письменно, в творениях православных отцов Церкви."» (История Церкви, Николай Тальберг).

«У нас есть, затем, специальная литература апокрифического характера, именно — разного рода подложные деяния апостолов. Если бы придать доверие этим памятникам, то у нас бы составилась живая и цельная картина распространения христианства во времена апостолов. Но, к несчастью, такого рода литература имеет своеобразное происхождение и потому не может быть принята за бесспорный документ. 
Исследование об этих памятниках принадлежит немецкому ученому Липсиусу. Он пересмотрел все подобные акты апостольские и пришел к тому выводу, что лишь весьма незначительная часть этой литературы вышла из-под пера православных писателей. По его воззрению, только три памятника могут быть признаны кафолическими: сирийский памятник — Doctrina Addaei, сообщающий о начале христианства в Эдессе, деяния апостолов Симона и Иуды и деяния апостола Матфея [эфиопская легенда]. Липсиус считает гностическими произведениями деяния Петра, Павла, Иоанна, Андрея, деяния и мученичество Матфея, деяния Фомы, Филиппа, Варфоломея, Павла и Феклы и Варнавы. Далеко не все из них сохранились целиком, многие лишь в отрывках на греческом и латинском и на восточных языках. В качестве древней попытки составить общий «corpus» можно отметить латинский сборник, приписываемый Авдию, первому епископу вавилонскому: «Historia certaminis apostolici», в 10-ти книгах [ed. Lazius, Basileae 1551]. Составлен он был будто бы на еврейском языке, затем переведен на греческий, Юлий Африкан перевел его на латинский язык; но это нужно считать фикцией, так как Юлий писал на греческом языке. По всей вероятности, латинский сборник относится к временам после Иеронима и падает на 524—609 гг.; ссылки на Священное Писание приводятся в нем по Вульгате. Составители сборника обладали памятниками гораздо более полными и лучшими сравнительно с дошедшими до нас.
Своеобразный характер указанных гностических произведений объясняется гностическими стремлениями. Гностики были аристократами мысли, были церковью в церкви, государством в государстве, и как всякое вообще религиозно-философское общество были не чужды стремлений к пропаганде. Литературной формой гностических произведений был географический роман, ибо такою формою обеспечивался успех распространения идей. Гностическое учение вставлялось в рассказ о путешествиях апостолов. Выбор такой формы для распространения своих идей был очень удачен: рассказ имеет завлекающий интерес для читателей. Современный нам писатель Жюль Верн также пользуется подобной фабулой для популяризации своих научных положений. Литература в форме путешествий существовала и ранее у греков. Подобные же произведения встречаем мы и в христианском кафолическом мире. Например, житие Макария римского содержит в себе нелепый рассказ о путешествии Макария на восток. Гностические апокрифические произведения содержат в себе рассказы о приключениях, ужасных событиях, поразительных чудесах и т. п. Но в такую занимательную форму гностики вкладывали свое содержание: путешественники-апостолы в их романах проповедуют гностическое учение; в опасностях и при чудотворениях обращаются к Богу с молитвами, но опять-таки с гностическим характером. Читатели несознательно таким путем знакомились с гносисом и усвояли себе его тенденции, которые и закреплялись в их памяти; молитвы, часто художественно-поэтические, заучивались наизусть.
Итак, очень рано явилась целая серия произведений для ознакомления кафоликов-читателей с содержанием гносиса. Учителя церкви скоро оценили весь вред подобной письменности и объявили ее апокрифическою, т. е. такою, которой нельзя читать. Но тогдашняя цензура не была столь радикальна, как наша. У нас цензура простирается на самую книгу: может ее не пропустить в свет. В древней церкви этого не было; зато пастыри близко стояли к пасомым и достаточно было одного указания, что то-то не должно быть читаемо.» («Лекции по истории древней церкви», отдел 1, гл.4, п.1. В.Болотов).

Вывод: Церковь никогда не признавала апокрифических книг, так как они являлись выдумкой позднейших гностических писателей.

О праздной пытливости ума, отвлеченных вопросах, и необходимом для спасения

Аноним:  Батюшка, если честно, как я чувствую,  перед мною не стоят такие вопросы в области рассудочной-умовой: "а как правильно так или так, а может так, а если вот так, тогда что будет..." - не стоит как некое искушение, как некое уравнение, которое нужно решить и от решения которого, мол, зависит мое спасение :) а наоборот, жизнь показывает, что я нуждаюсь в другом, в элементарном терпении – чтобы не отдаться духу уныния, злобы, отчаяния; смирения – чтобы примирятся по настрою духа с постигающими скорбями, особенно простыми повседневно-житейскими, которые никто не замечает, не видит, "как на зло" :( ; благодушии, вере... Это хорошо или плохо – я не знаю. 


О.Серафим:  У меня у самого нет иногда желания писать на всякие богословские темы, так как чаще всего это, в основном, людей мучает высокоумие и самомнение, праздная пытливость ума, которая проявилась и у Адама, при грехопадении. Нужда только заставляет меня писать на все эти темы, богословские и им подобные.
А так, что это даст для спасения людей? Ничего. Поговорили, поимели очередное знание на уровне умовом, рассудочном. И все на этом и закончилось. И человек дальше, ищет новых подобных знаний. И все христианство тогда превращается в разузнавание всяких отвлеченных вопросов, не имеющих значения для личного спасения души человека. И христианство начинает тогда людьми восприниматься, как набор знаний на  евангельскую, историческую, библейскую, богословскую и т.п. темы.

Писать или говорить на какую-то тему можно тогда, когда от решения этих вопросов, зависит спасение душ человеческих, в конкретный момент времени. В этом и проявляется смиренномудрие. А если не так, - то это высокоумие и самомнение.

Об этом вопросе очень хороший ответ преп.Варсонофия Великого: «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас во Христе всяким духовным благословением в небесах» (Еф.1, 3). Братия! прилично теперь сказать с Апостолом: «Я дошел до неразумия, хвалясь; вы меня к сему принудили» (2Кор. 12, 11). Ибо для вас я вынужден исследовать то, что превышает мои силы, и говорить то, что вовсе не пользует душе, хотя и не вредит ей. Мы забыли апостола Павла, который говорит: «Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас» (Еф.4, 31), а я прибавлю: с чревообъядением и блудом, и сребролюбием, и прочими страстьми, о которых мы должны рыдать день и ночь и плакать непрестанно, чтобы множеством слёз совершенно омыть скверну их и сделаться из нечистых — чистыми, из грешных — праведными, из мертвых — живыми. Мы же напротив занимаемся только словами, за которые также должны будем дать ответ. Ибо сказано: «Ты воздаешь каждому по делам его» (пс.61, 13), и еще: «Ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое» (2Кор.5, 10). Нам должно стараться о том, о чем старались Отцы наши авва Пимен и прочие. Сие старание научает вменять себя ни во что, ни с кем себя не сравнивать, считать себя землею и пеплом. А то научает считать себя мудрым, приходить в гордость, придавать себе значение, при всяком случае сравнивать себя с другими и чуждаться смиренномудрия. Простите меня. Не оттого ли вы сим занимаетесь, что находитесь в праздности? Если так, то подите на торжище (и оставайтесь там), пока не придет Господин дома и не возьмет вас в виноградник свой (Мф.20, 3-4). Когда бы в сердце вашем было попечение о страшном оном сретении, то вы не вспоминали бы о сем (учении). Пророк забывал есть хлеб свой (пс.101, 5), а мы питаемся изобильно и предаемся нерадению, потому и впадаем в эти умствования. Не того требует от нас Бог, но освящения, очищения, молчания и смирения. Впрочем, мне не хотелось оставить вас в недоумениях, также и просить Бога подать мне извещение о сем; я скорбел, будучи утесняем тем и другим, и избрал лучше самому подвергнуться скорби, только бы вас избавить от нее, вспоминая сказавшего: «друг друга тяготы носите» (Гал. 6, 2)…
Вот, вы слышали все мое неразумие; безмолвствуйте отныне и упражняйтесь о Боге, и оставя празднословие, будьте внимательны к страстям вашим, за которые потребуется  от вас ответ в день судный. А о том вас не спросят, почему вы не знаете или не изучили сего. Плачьте отныне и рыдайте. Исследуйте следы Отцов наших, Пимена и прочих, и «бегите, чтобы получить» (1Кор. 9, 24) о Христе Иисусе, Господе нашем, Которому слава во веки, аминь.» (преп. Варсонофий Великий, «Руководство к духовной жизни», Вопрос 610).

С любовью во Христе, о.Серафим.

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.