Наука, ложные учения. Природное "Я" и самость

Наука и ложные учения. О разумно-свободной самостоятельности души, ее способностях и зомби. Богохульное учение инн-щиков. О поэтическом даре, эмоциях и вдохновении. Дары, искусства и совращение людей. Откуда медиумы? О способностях ума, памяти, фантазии, воображении, и о сознании. Об естественных душевных движениях и самости. Природное "Я", "Сам" и греховная самость. О самоотвержении, и об ошибках


Оглавление:
  Наука и ложные учения
  О разумно-свободной самостоятельности души, ее способностях и зомби
  Богохульное учение инн-щиков
  О поэтическом даре, эмоциях и вдохновении
  Наука, дары, искусства и совращение людей. Откуда медиумы?
  О способностях ума, памяти, фантазии, воображении, и о сознании
  Об естественных душевных движениях и самости
  Природное "Я", "Сам" и греховная самость
  О самоотвержении
  Об ошибках


Наука и ложные учения

Аноним:  Здравствуйте, Батюшка!
Появилось «новое учение» о мышлении.
По тексту: «Анализ библейских текстов показывает, что среди талантов дарованных человеку, полностью отсутствует дар творения мысли, то есть дар мышления. Ошеломляющее открытие, но так и есть, и тут ничего поделать нельзя.

…мысли, побуждения, чувства, слова, поступки, идеи, сны приходят только от Бога, и, в определённой мере, от лукавого в человеке же, как в компьютере, происходит лишь приём, оценка, переработка по определённой программе и дальнейшее применение полученной информации с использованием своей воли, свободы выбора между делами Бога и сатаны.
…факт существования невидимых духовных объектов добра и зла, объясняют физическую сторону процесса творения мира Богом… и позволяют убедится в отсутствии у человека органа мышления, творения мысли, поскольку его вещественный мозг предназначен исключительно для управления функциями жизнедеятельности тела».
Далее примеры существования людей при полном отсутствии мозга «с нормальными умственными и физическими возможностями» (Из книги «Исследования проявления духовного мира»; автор академик; издание по благословению Митрополита; Белорусская ПЦ).

Предлоги, как видно, благовидные, учение «мыслилось», понятно, во благо.
«Новое учение» в какой-то мере говорит о наличии бесплотной инстанции (души) Однако формулировка: «отсутствие у человека мышления»… Как то не утешительно…

Вот думаю: ведь по истинному учению: человек, как творение, «по образу и подобию», а это и дар творчества (во благо и не во благо), функция логических и нелогических построений, и наличие понятий и метафизика с её интерпретации… и конструктивное мышление… а супрематизм?
Старец сказал: «Скажи помыслу «я умер…» Неужели всякое творчество, сего мира, иллюзия или искушение?
Однако, и есть дар «творить молитву».
Жизнь – дар, и управляет ею Промысел. Но ведь есть и такое понятие как «сотворчество».
По-видимому, учение о полном исключении функции творчества или необоснованно или приобрело условную окраску.


О.Серафим:  Это рассчитано на всеобщее невежество и темноту. Достаточно написать, что ученые сделали анализ библейских текстов и пришли к такому-то выводу, чтобы множество народа поверило.

Науку, в наше время, возвели в некое божество. И потому, все что говорится от имени науки, все должны этому верить. Ведь практически никто этого проверить не может, да и не будет проверять, что сделали ученый или ученые. То есть, каждый человек не проверяет, того или иного утверждения ученого или ученых, путем таких же научных опытов, а воспринимает на веру, все что они говорят. А потому, от имени науки, а точнее ученых-шарлатанов, вещающих от имени науки, можно говорить все что угодно.

А для основной массы народа достаточно сказать, что так говорит наука, чтобы они верили. Как видим, в основе всему этому стоит вера. Кому? – Науке! А кто это наука? А это такое божество, которое вещает истину в последней инстанции. И все, что ни говорится от имени этого божества, должно признаваться за истину. А кто не верит всем сердцем и всей душой этому божеству, то по отношению к нему должно быть всеобщее порицание и презрение, как к темному, невежественному и отсталому человеку.

То есть, из науки, в наше время, всякие ученые-проходимцы и люди заинтересованные в управлении сознанием народных масс, сделали такую своеобразную религию. В которой есть тоже свои жрецы, – это ученые. И что бы, какую бы ахинею, эти жрецы не сказали от имени науки, это есть истина в которую должны веровать все.

Когда такое заявляет ученый, – «Анализ библейских текстов показывает, что среди талантов дарованных человеку, полностью отсутствует дар творения мысли, то есть дар мышления. Ошеломляющее открытие», – то что сказать о таких ученых? То, что эти люди, или больные на голову, или одержимые-бесноватые, или они говорят такое потому, что им за это платят высокопоставленные люди, которые заинтересованы в дальнейшем оболванивании народных масс. Чтобы, таким образом, массы народа уверовали в новые постулаты и догматы, которые будут вещаться от имени бога, которого зовут «наука».

А эти догматы станут одними из основных положений их веры, чтобы правильно веровать в то, что говорит божество «наука», а точнее его жрецы, вот такие вот шарлатаны-ученые.

Наука, которая все время пытается сделать подкоп под Библию, чтобы, таким образом, ниспровергнуть Бога, о котором говорит Библия, и залезть на Его место, – это шарлатанская наука. Такая наука делается учеными-шарлатанами за деньги, от своих хозяев, или из-за животного страха, как в период советской власти, или она делается совершенно душевно-больными людьми, которые получают бесовские откровения и выдают их за истину.

Конечно, не все ученые таковы, ибо есть многие истинные ученые, которые никогда не будут согласны с такими выводами, этих ученых-шарлатанов.

О разумно-свободной самостоятельности души, ее способностях и зомби

Только больной на голову, человек, изучая Библию, может придти к таким умозаключениям. Ведь достаточно того, что Бог будет судить человека, как об этом говорит Библия. И если Бог будет судить человека, то это и предполагает то, что каждый человек имеет свободу воли, свободу мышления и право выбора. Ибо судить можно только того, кто мог поступить так или иначе, – имел право выбора, по причине того, что имеет свободное произволение, разумно-свободную самостоятельность.

Бог сотворил душу человека со свободной волей, свободным произволением. Поэтому, душа есть сущность разумная и имеющая самостоятельность. А это и свидетельствует о том, что человек, то есть, душа разумная может сама, творить или рождать из себя мысли, желания и чувства. Ибо рождение своих собственных мыслей, желаний и чувств, – это и есть характерная черта разумного существа, которым является человек. Поэтому, характерная черта разумного существа, по своей природе, – это и есть разумно-свободная самостоятельность. В этом разумное существо, которыми являются ангел и душа (человек), подобно Богу.

«Душа есть сущность живая, простая и бестелесная… бессмертная, одаренная разумом и умом, не имеющая определенной фигуры; она действует при помощи органического тела и сообщает ему жизнь, возрастание, чувство и силу рождения. Ум принадлежит душе, не как что-либо другое, отличное от нее, но как чистейшая часть ее самой… Душа, далее, есть существо свободное, обладающее способностью хотения и действования; она доступна изменению и, именно, изменению со стороны воли» (преп.Иоанн Дамаскин, «Точное изложение православной веры», Книга 2, гл12).

Ум человека проявляет себя в душе, которая по природе есть дух. А мозг, – это есть материальный орган, через посредство которого проявляет себя душа разумная, в этом материальном мире, своей мыслительной способностью, – умом. Так же и сердце, – это есть материальный орган, через посредство которого проявляет себя душа, в этом материальном мире, своей желательной и чувствительной способностью, то есть волей и чувствами.

Мысль, способность мышления, память, воображение, мечтательность, рассудок, проявляют себя в уме, то есть в душе разумной, которая по природе есть дух.

Поэтому, абсурдом будет являться искание мыслительной способности, воображения, памяти в мозгу, который материальной природы, и является только лишь средством, через посредство которого проявляет себя душа в этом материальном мире, своей мыслительной способностью, то есть, умом.

Если душа не может сама свободно и самостоятельно рождать или творить мысли, желания и чувства, то она не имеет разумно-свободной самостоятельности, и не является существом разумным, а является чем-то наподобие животного, робота или зомби. Это чисто механическо-магическое учение. Исходя из такого учения, суд Божий над любым человеком теряет всякий смысл и становится абсурдным. И Бог, получается, судит животных, роботов, зомби, под названием человек, которые не имеют права выбора, свободного произволения. Может ли быть что-либо безумнее такого утверждения, да еще со ссылками на анализ Библии. Это явная хула на Бога.

Такие учения уже были в истории: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Еккл.1:9), как говорит Екклесиаст.

Таково же языческое учение о судьбе. Исходя из которого, каждый человек, подобно роботу или зомби, делает то, что в него запрограммировано. И потому, собственного творения или рождения мысли, желания у человека нет.

Все таковые учения стараются внушить людям ложную, неправую веру, о том, что человек не имеет свободного произволения, разумно-свободной самостоятельности.

Но, «Мысль о свободе человеческой души или прямо выражается, или предполагается в бесчисленных местах Священного Писания, и – во-первых, во всех тех, где даются человеку заповеди, и от него требуется повиновение Закону Божию; во-вторых, где за исполнение заповедей предлагаются человеку разные награды и особенно вечное блаженство; наконец, где за нарушение заповедей предрекаются повинному разные наказания, временные и вечные. В частности, мысль эту выражают:

а) Моисей, говоря к Израильтянам: «Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Втор. 30:19); срав. Стих 15-18);

б) Иисус Навин: «Если же не угодно вам служить Господу, то изберите себе ныне, кому служить» (24:15);

в) пророк Исаия: «Если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли; если же отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас: ибо уста Господни говорят» (1:19-20);

г) премудрый сын Сирахов: «Он от начала сотворил человека и оставил в руке его произволение его. Если хочешь, соблюдешь заповеди и сохранишь благоугодную мерность» (15:14-15);

д) Сам Спаситель: «Если хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди» (Мф. 19:17; срав. 23:37; Ин. 7:17);

Отцы и учителя Церкви доказывали свободу души человеческой, против язычников, гностиков и манихеев, как то: Иустин, Феофил Антиохийский, Ириней, Тертуллиан, Климент Александрийский, Кирилл Иерусалимский, Иоанн Дамаскин и многие другие. Доказывали тем, что мы имеем сознание о своей свободе; что свобода есть неотъемлемое свойство существа разумного и отличает человека от низших животных, что только свободным повиновением и служением мы можем благоугождать Богу; а без свободы нет ни религии, ни нравственности, ни заслуги. Еще – тем, что Бог дает нам заповеди, возбуждает к благочестию, как дал некогда и праотцу нашему Адаму, и что отрицающие свободу в человеке сами себя опровергают своими поступками, когда, например, взыскивают со своих подчиненных за их преступления»  («Православно-догматическое богословие» архиеп.Макария, т.1, §81).

То есть, если кто действительно проанализирует библейские тексты, то он, наоборот, придет к тому утверждению, что человек имеет свободное произволение, и может сам, из себя рождать или творить мысли, желания, чувства. Так как, требовать исполнения заповедей, воли Божией, и за неисполнение всего этого угрожать вечным наказанием, адом, можно только от разумного существа, которое имеет право выбора, в нравственном отношении. И такое право выбора может быть только по той причине, что это разумное существо (человек) обладает свободным произволением, свободою воли, и, соответственно, исходя из этого, может само творить или рождать из себя мысли, желания и чувства.

Тем и характерно разумное существо, человек, что оно имеет разумно-свободную самостоятельность. Если животные этого не имеют, то от них и не требуется исполнения заповедей или воли Божией, в нравственном отношении.

Иначе, если человек не имеет свободного произволения, мышления, то все нравственные требования Бога, по отношению к человеку, ради которых и создана вся Библия, становятся бессмысленными, абсурдными. Да еще угроза за неисполнение их, со стороны Бога, тоже становится абсурдной. Ибо как можно наказывать того, кто не имеет полного свободного произволения, в нравственном отношении.

А если человек не может творить или рождать, сам из себя,  мысль, желание, чувство, то это значит, что у него нет свободного произволения и права выбора. Ибо способность творить или рождать, из самого себя, мысль, желание, чувство, может быть только тогда, когда есть свободное произволение, свобода воли, то есть, разумно-свободная самостоятельность.

А если у человека нет разумно-свободной самостоятельности, то это значит, что он не разумное существо, а животное, робот или зомби.

Видимо, так сильно хочется вот таким вот современным ученым, и тем мировым хозяевам, которые  за ними стоят, внушить всему человечеству, под прикрытием науки, новую веру, что люди – не разумные существа, а всего лишь на всего животные, роботы или зомби. Тогда оправдано любое убийство животного или зомби, под названием человек. И можно над этими животными ставить разные опыты учеными и их хозяевами, которые возомнили себя богами.

Такие ученые и их мировые хозяева, мировая элита или мировое правительство, которые платят им за это деньги, это конкретно больные на голову люди, одержимые, бесноватые. Через одержимость самомнением и высокоумием, духом самости и гордыни, они находятся под властью падших духов, бесов, и получают вот такие вот бесовские откровения, которые оправдывают всякие их злодеяния. Исходя из таких бесовских откровений, можно миллионами и миллиардами уничтожать животных или зомби, под названием человек, так как их, мол, сильно много расплодилось, около восьми миллиардов. Что сейчас, кстати, они и делают. А ученые-шарлатаны, состоящие у них на службе, за деньги выдадут любую науку, то есть, любые утверждения, под прикрытием науки, которые на руку их хозяевам

Итак, учение о том, что человек не имеет способности творить или рождать, сам из себя, мысли и желания, является учением богохульным, которое вышло из глубин ада. Оно является бесовским откровением одержимым и бесноватым людям, которые по своему свободному произволению, – через посредство разжигания, в себе, самомнения и высокоумия, духа самости и гордыни, – вошли в подчинение падшим духам, демонам. И потому являются проводниками бесовской воли, здесь, на земле.

Богохульное учение инн-щиков

Аноним:  Благодарю за пояснения о мышлении.
В целом то книга «Исследования…» толковая (против материализма, атеизма) Автор свидетельствует о вере, ратует за Православие. Однако, и тенденции «научных открытий»: о природе человека; о мыслительной области.
У человека бывают естественные недостатки, проявления максимализма, излишней условности суждений «с благими намерениями», однако разговор о мышлении, видимо, приобретает значительную окраску (назрело, как говориться)


О.Серафим: Потому что среди православных борцов с ИНН, постоянно проводится еретическое учение о том, что человека можно зазомбировать, помимо его воли. Стоит только взять код или какой-либо чип с ИНН, или если тебе где-то незаметно его поставят, – то все, ты зазомбирован, заколдован. И твоим разумом и сознанием будут управлять через посредство этого чипа или кода.

Это типичное суеверие, рассчитанное на животный страх в людях, – как бы, чего бы, мне не наколдовали, не сделали, не заворожили, не зазомбировали.

Это и есть еретическое учение, которое отвергает свободное произволение в человеке, и учит тому, что можно завладеть свободным произволением человека, помимо его воли.

Это богохульное учение, которое лишает человека Божия дара, – свободы воли, разумно-свободной самостоятельности, свободного произволения, – и делает Бога несправедливым судией. Это учение вышло от сатаны, ибо в нем замаскировано тонкое богохульство, непримечаемое людьми, которые одержимы самомнением, мнительностью и духом самоуверенности.

«Человек всегда свободен. Свобода дана ему вместе с самосознанием и вместе с ним составляет существо духа и норму человечности. Погасите самосознание и свободу - вы погасите дух, и человек стал не человек…
Человек, себя сознающий и свободный, есть виновник своего состояния внутреннего и что если он, попав в такое состояние, которое одобрить нельзя, остается в нем, то сам виноват в том и ответен пред Богом и людьми» (свт. Феофан Затворник, «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться», письмо 12).

О поэтическом даре, эмоциях и вдохновении

Аноним:  Речь о «поэтическом даре», о поэтическом творчестве, да и вообще о поэзии как таковой.
Поэзия (поэтическое словотворчество и жизнетворчество) в миру неоднозначное и сложное явление. Говорить о полной зависимости стихотворчества от демонических сил не приемлемо; однако поэзия нынешнего века насыщена «вещественностью», излучает эмоции, страсти, мирскую суетность, при всей созерцательности, искренности и устремлении к правде природы человека.
Свт. Игнатий Брянчанинов «О страстях, отраслях страстей; чин исповеди» О тщеславии: «расположение к гибнущим наукам и искусствам сего века, искание успеть в них для приобретения временной, земной славы».

«Мирские поэты» свидетельствуют, через стихи и жизнь, о духовном развитии и проблемах души. Судьба основной части поэтов, то есть авторов, наделённых поэтическим даром, драматична. По-видимому, демоническое «мышление» интеллектуального свойства подсоединяются к стихотворчеству.
Но лишь подсоединяется (контролирует) а не полностью управляют стихотворчеством.
Отсюда мирские и ложные суждения о стихотворчестве и вдохновении.


О.Серафим:Поэтический дар, как и любой естественный дар, сам по себе, нейтрален. Поэтому,  он не является ни злом, ни добром. Все зависит от того, как он употребляется. Поэтому, он может быть использован, как для разжигания, в людях, страстей, подмены в понятиях добра и зла; так и для воспитания истинных добродетелей, правильных понятий о добре и зле.

Многие великие святые были поэтами: свт.Григорий Богослов, преп.Иоанн Дамаскин, свт.Игнатий Брянчанинов…

К примеру, в 1 томе свт.Игнатия Брянчанинова есть главы, написанные в поэтическом стиле: «Размышление о вере», «Сад во время зимы», «Древо зимою пред окнами келлии», «Дума на берегу моря», «Молитва преследуемого человеками», «Кладбище», «Голос из вечности (дума на могиле)».

Все церковное богослужение пронизано поэтическим творчеством. Даже в некоторых библейских книгах присутствует поэзия. К примеру, в Псалтири, Притчах, Песни Песней, Екклесиасте, Премудростях Соломоновых.

Эмоции присутствуют в любой поэзии, в том числе и церковной. В книгах Библии точно так же присутствуют эмоции.

Эмоции, сами по себе, не являются грехом, ибо они естественны людям. Эмоции, – это внешнее выражение человеческих чувств. Поэтому, если человек проявляет богоугодное чувство, через посредство эмоции, то это не является грехом. К примеру, человек проявил чувство сострадательной любви, к нуждающемуся человеку, через посредство доброжелательного выражения лица. В данном случае: чувство – это сострадательная любовь; а эмоция – доброжелательное выражение лица.

Грехом является только то, когда через посредство эмоции выражается какое-либо греховное, страстное чувство.

Поэтому, эмоция, через которую выражается богоугодное чувство, к месту, к времени и в меру, не является греховной.

А эмоция, через которую выражается какое-либо греховное, страстное чувство, не к месту, не к времени, не в меру, является греховной.

Отсюда вывод: бороться надо не с поэтическим даром и эмоциями, ибо это естественно людям, а с греховным и страстным употреблением этих даров, естественных человеку, по природе, какою ее сотворил Бог.

Вдохновение, – это тоже естественный дар, и оно может быть употреблено, как для проповеди и разжигания в людях зла, так и для добра. Пророки Божии, свои пророчества, всегда говорили по вдохновению. Только, через посредство этого вдохновения, выражалась воля Божия. Точно так же есть и бесовские пророки, которые тоже по вдохновению произносят те или иные откровения, которые они получают от сатаны.

И в том и другом случае, присутствует вдохновение. Но в одном случае, через него выражается воля Божия, а в другом, – воля бесовская.

Наука, дары, искусства и совращение людей. Откуда медиумы?

Аноним:  Цитирую книгу «Исследования…» (неполное название)
«Наука (включая технику) и искусство предназначены в основном для совращения одаренных личностей, обладающих высокой хрональной энергетикой.... обычная - вне АЯ (аномальные явления) - деятельность в науке или искусстве постепенно развивает в одаренном человеке грехи самомнения, тщеславия и гордости…»
При АЯ: художнице удаются «растения», другой - «цветовые гаммы»…. «полотна этих художников производят чрезвычайно сильное впечатления» («Гималаи» и т.д.); «диктуются стихи», «руки «сами» ходят (рисуют и пишут) по бумаге»


О.Серафим:Существует такой духовный закон. Если человеческое общество стремится к разжиганию и воспитанию, в себе, греховных навыков, привычек и страстей, к удовлетворению первородного греха, тогда оно все дары и способности, все свои достижения, использует как средство для возгревания духа самости и гордыни. А отсюда, и вся бесовщина.

И наоборот, когда человеческое общество стремится к воспитанию духа сокрушенного и смиренного, перед Богом, истинных плодов духа, тогда оно, используя все то же самое, использует это, как средство, для исполнения воли Божией. Отсюда, соединение с Богом, по благодати, и жизнь в воле Божией.

Все зависит от того, к какому настрою духа стремится человек в своей личной жизни, – к духу сокрушенному и смиренному, перед Богом, или к удовлетворению духа самости и гордыни.

Поэтому, причина не в науке, дарах или искусстве, а в том, что люди устремились, в своей личной жизни, к удовлетворению духа самости и гордыни, к разжиганию, в себе, своих страстей.

Они и религию точно так же используют, как средство для возгревания в себе духа самости и гордыни. Так образуется религия антихристова.

«Что касается до душевности и телесности, то они сами по себе, как замечено уже, безгрешны, как естественные нам; но человек, сформировавшийся по душевности или, еще хуже, по плотяности, не безгрешен. Он виновен в том, что дал в себе господство тому, что не предназначено к господству и должно занимать подчиненное положение. И выходит, что, хотя душевность естественна, быть душевным человеку – неестественно; так же и плотяность естественна, но быть плотяным человеку – неестественно. Погрешность здесь в исключительном преобладании того, что должно стоять в подчинении» (свт. Феофан Затворник, «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться», письмо 12).


Аноним:  О демонизме. (статья архимандрита Рафаила (Карелина) «не о поэзии вообще, а о демонизме») «о живущих душевно-страстной жизнью», «об искусстве нарастающего декаданса».
О Блоке: говорил «о стихотворениях не как их автор, а как проводник каких-то сил», «о его медиумичности к трансцендентальному миру» О Надсоне (к стихотворению) говорившем «демон является источником (поэтических вдохновений; соавтор стихов) Но есть и «мудрые стихи».
Итак, демоническое воздействие существует, и «новые учения», накопив информацию «о демонизме», строят суждения о «компьютерном» мышлении или вообще об «отсутствии мышления»


О.Серафим:Если человек, стремится к духу самоутверждения, к ощущению своей правильности и праведности, к удовлетворению своего духа самости и гордыни, то он, естественно, становится проводником бесовской воли, – будь, то в поэзии, искусстве, науке или религии.

И если у человека, в его личной жизни, нет воспитания духа сокрушенного и смиренного, перед Богом, духа истинной любви, через посредство правильно-проходимой внутренней жизни, то он вполне может подпадать под демонические воздействия и становиться проводником бесовской воли. При этом, он сам этого может даже не понимать и не видеть, и даже, внешне, выглядеть борцом со всякого рода бесовщиной.

Пример тому, белая магия, которая ведет борьбу против черной магии, создавая у людей иллюзию борьбы со всякого рода нечистью и бесами.

А еще более характерный пример, – это православный священник, находящийся в духовной прелести, и занимающийся изгнанием бесов.

Наружу, внешне, – они борцы с бесами. А на самом деле, в реальности, – это просто бесовский цирк и спектакль, разыгрываемый бесами перед духовными слепцами, для их обмана и обольщения.

О способностях ума,памяти, фантазии, воображении, и о сознании

Аноним:  (О свойствах ума: фантазия, воображение, о вещественности)

Преп. Никодим Святогорец: «Знай, что по св. Максиму, великому богослову, и первозданный Адам создан от Бога не воображательным. Ум его, чистый и безвидный, будучи и в деятельности своей умом, не принимал сам вида или образа от воздействия чувств или от образов вещей чувственных; но, не употребляя этой низшей силы воображения и не воображая т. е. мыслью, чисто, невещественно и духовно созерцал одни чистые идеи вещей, или их значения мысленные.
Знай, что и Люцифер, первый из Ангелов, будучи прежде выше всякого неразумного воображения и вне всякого вида, цвета и чувства, как ум мысленный, невещественный, безвидный и бестелесный, когда потом возмечтал и наполнил ум свой образами равенства Богу, ниспал от оного безвидного, безобразного, бесстрастного и простого безвеществия ума в это многовидное, многосоставное и дебелое воображение, как полагают многие богословы, и, таким образом, из Ангела безвидного, безвещественного и бесстрастного сделался (диавол) вещественным.
По сей причине диавол у святых отцов называется живописцем, змием многовидным, питающимся землей страстей, фантазером и другими подобными именами. Слово же Божие изображает его отелесившимся.
Из сего уразумей что так как многовидная фантазия есть изобретение и порождение диавола, то она для него премного вожделенна и пригодна к погублению нас. Святые отцы справедливо называют ее мостом, чрез который душеубийственные демоны проходят в душу, смешиваются с ней, и делают ее ульем трутней, жилищем страшных, злых и богопротивных помыслов и всяких нечистых страстей, душевных и телесных».


О.Серафим:  Здесь, в данном изречении, идет речь не о самом по себе воображении, а о неправильном его употреблении, не в согласии с волей Божией. Ибо способность воображения естественна человеку, по природе, так как заложена в него, Богом, при сотворении человека. И только лишь неправильное употребление этой способности, естественной человеку, по природе, и приводит к плохим последствиям. То есть, когда человек употребляет эту способность ради удовлетворения первородного греха, духа самости и гордыни.

«Состояние низших способностей познавательных.

Низшие способности познания суть наблюдение внутреннее и внешнее, воображение и память. Все они действуют почти совместно, и сделанное одною тотчас принимается другою. Что увидел глаз, образ того сейчас снимается воображением и слагается в память, как в какой архив. Все внешнее и внутреннее, подлежащее нашему знанию и касающееся нашего сознания, непременно есть и предмет сих способностей. Они составляют как бы вход во внутреннюю нашу храмину, а потому в области знания имеют значительную цену и не только в области знания, но и во всей деятельности человека.
От первоначальной деятельности воображения и памяти, когда они только воспринимают предметы, осведомляются о них, дают знать о них душе, должно отличать деятельность последующую, которою приобретенное прежде употребляется в дело по нуждам души. Составленные воображением и хранящиеся в памяти образы употребляются или в том же виде, в каком они приобретены, или в виде измененном. Первую деятельность называют воспоминанием, или воображением воспроизводительным, вторую – фантазией. В той и другой действуют совместно воображение и память, только каждая своим особым образом.
В воспоминании воображение дает образ, а память свидетельствует, что это тот самый, какой познан прежде. Поэтому воспоминание воспроизводит только прежнее и приносит пред очи сознания, что сокрыто было во глубине памяти. Причина воспоминания суть большею частию связь предлежащих образов и предметов с прошедшими (иначе – ассоциация идей). Разные виды сей связи дали бытие разным законам воспоминания, каковы законы сосуществования и доследования, сходства и противоположности, целого и частей, причины и действия, средства и цели, материи и формы. Другая, не менее значительная часть воспоминаний происходит от движений воли и сердца. Потребность, или страсть, будучи возбуждена, невольно наводит мысль на предметы, коими может быть удовлетворена, как бы приковывает к ним внимание, равно как и наоборот – образ предмета страстного растревоживает страсть. Сия причина воспоминания значительнейшую роль играет в жизни, а первая – в знании.
Но есть еще сокровенные причины воспоминания: не знать, почему и как приходят образы прежних предметов и в покойном состоянии, и без всякой связи с наличными занятиями. Их должно производить или от духов злых, если образы худые, или от духов добрых – Ангела Хранителя, если они хороши; бывает это и от сочувствия душ.
Фантазия творит совершенно новые образы, хотя из прежнего материала и большею частию по готовым или известным уже образцам. В ней должно различать деятельность хорошую – дельную и движения беспорядочные – самовольные. В первой – она составляет образы для понятий рассудка, помогает при соображении, живо представляя мысль в каком-либо образе, воображает читаемое, и слышимое, и подобное... вообще – действует в интересах знания. Во второй – мечтает или предается самовольному движению, в коем строит разные истории небывалые в угодность своему сердцу, которым не правит почти сознание, а напротив, оно увлекает собою наше внимание и занимает всего человека. Царство мечтаний – сон, в коем падает сознание и самодеятельность и владычествуют образы, иногда под чьим-либо посторонним влиянием» (свт. Феофан Затворник, «Начертание христианского нравоучения», ч.1, гл.В, пар.в, пункт аа, подпункт 3).

«Состояние памяти и воображения.

Сии две способности принадлежат к числу рабочих сил, а потому обыкновенно бывают таковы, каков весь человек. Чем набита память и чем занято воображение у грешника? Предметами греховными, питающими только страсти. Это сейчас можно увидеть по разговору. Грешник и слова не скажет о духовном, потому что ничего такого не представляет его память, будто ничего такого он не слыхал и не видал. Конечно, он и видел, и слышал, но оно не усвоено и не удержано, потому что к тому не лежит душа. Вследствие такого отчуждения от духовных предметов умаляется и способность к воображению и памятованию их: от неупражнения и нехотения не умеют вообразить их и упомнить.
У человека, по-христиански живущего, по противоположности, все содержание памяти и воображения свято, чисто, Божественно. Они наполнены у него духовными предметами, к коим имеется особое расположение, а вместе приобретается и особое умение воображать и запоминать их. Наоборот, ему чуждо памятование и воображение предметов порочных: они противны ему и потому не принимаются душою. Как первым легко воображается и запоминается греховное и злое, так вторым – духовное и доброе» (свт. Феофан Затворник, «Начертание христианского нравоучения», ч.1, гл.В, пар.в, пункт аа, подпункт 3б).

«Есть воспоминания невольные, сами собою приходящие, и есть воспоминания вольные, самодеятельностию духа вызываемые. У преданных страстям качествуют почти исключительно воспоминания невольные, ибо по характеру своему они преданы внутреннему механизму движений. У живущих по духу Христову, напротив, преимущественно имеют место воспоминания произвольные, ибо они владеют собою и не позволяют чему-либо являться пред сознание без своего ведома; по крайней мере, у них о том есть ревность и установляется прямо к тому направленный подвиг внутренний: бдительность и трезвение...» (свт. Феофан Затворник, «Начертание христианского нравоучения», ч.1, гл.В, пар.в, пункт аа, подпункт 3в).

«Состояние фантазии.

В ней, как видели, должно отличать две деятельности: дельную и самовольную. В отношении к первой можно сказать, что у людей, чуждых духа Христова, мало способности отвлеченные понятия и истины представлять в приличных образах; оттого у них они большей частью являются искаженными и уродливыми. Напротив, если где искать приличного отображения сих истин, то исключительно у христиан, исполненных духа Христова, который сообщает им особенное к тому умение или чутье, определяющее благоприличие сочетания образов.
Последняя является у тех и других в таком состоянии:
Главная, можно сказать, немощь фантазии у грешников есть склонность мечтать. Это не случайное нечто, а неизбежное, как бы сроднившееся с душою их, такое, что беспрерывно и почти у всех. Свойства сей мечтательности, именно: удаление от действительного, развлечение, смятение, непостоянство мыслей – дают ясно разуметь ее причину. Когда человек сдвинулся со своего места истинного и попал в ложное, неистинное, то вслед за тем и мысли его устремились не к тому, что истинно, а к тому, что мнится быть таковым – к обманчивым призракам. Так как твердость и постоянство есть только в действительном, то уклонившиеся от него мысли неизбежно должны мястись, подобно вихрю или инею. Отсюда – фантазия греховная постоянно ветрена.
Сия ветреность и обличает, и в свою очередь сама производит состояние души очень опасное. К плодам ее, или к сопровождающим ее свойствам, можно отнести:
Внутреннее растление: в уме – уклонение от важных и трудных занятий и отвращение к ним, затем поверхностность или легкомыслие; в воле – распадение страсти. В мечтах я играет первую роль в удовлетворении какой-нибудь из своих страстей. Человек, пребывая на одном месте, мстит, бранится, ненавидит, завидует, гордится, ведет войну и проч... Так как этим увлекается вся душа, то мечта оскверняет человека в себе самом. В чувстве – беспрерывное поражение, ибо удары образов прямо падают на сердце и делают, что мечтающий – то же, что идущий среди терния. Но главное в этом отношении есть увлечение сердца. Не успеешь осмотреться, разобрать дела, а сердце уже сговорилось с предметом и требует дела. Если человек есть раб сердца, то преимущественно от ветрености фантазии, или владычества образов.
Но зло не ограничивается внутренним: оно переходит во вне и здесь помечает все окружающее человека. Человек страстный все видит в радужном цвете, то есть вещи представляются им не в их истинном виде, не так, как они есть, а как приспособляются и соответствуют нашим чувствам и нашим страстям. Затем, обратно, ими и питаются страсти. Человек-мечтатель живет как в какой атмосфере страстной, составленной из внутренних образов и внешнего призрачного вида вещей.
Тогда, как это есть внутри и вне человека, то есть когда самовольная фантазия как в темницу какую заключает человека, в этом мраке всею силою начинает свирепствовать сатана. Когда фантазия предается самовольному движению, тогда приходит сатана в сердце и похищает у него Слово Божие или добро, как семя, посеянное при пути, и, напротив, засеменяет свое зло, как в притче враг человек посеял плевелы среди пшеницы. Опомнившись от мечтаний, человек находит, что настроен на известное зло, и понять не умеет, как и откуда.
В сем-то смятении, среди возмущающих образов и вражиих сил, как в чаду, зарождаются страстные планы на грех во вред себе и другим: разного рода происки, коварные подыски от зависти, лести и злобы, интриги, зловредные общины, а главное – все предприятия в удовлетворение главной своей страсти.
Но, кроме сего, от самоволия фантазии у человека, невнимательного к себе, рождаются еще и постоянные расположения, в коих мечтательность превращается в постоянный характер. Таковы: склонность жить в образах, склонность острить, шутить, празднословить, отвращение от умственного труда, страсть к чтению пустых книг, к играм, балам, театрам.
Фантазия больше всего подвергается повреждению от греха, или это повреждение в ней заметнее, нежели в других силах. Потому она и у начавшего работать Господу не вдруг исцеляется, а постепенно, хотя с самого начала он поставляет правилом или делает распоряжение, сколько можно установлять или поставлять в своих пределах сию силу.
Так в самом начале он входит внутрь себя, утишает тамошнее смятение, собирает свои мысли. Самособранность – неотъемлемое свойство обратившейся к Богу души, которым связывается своеволие фантазии.
В благоустроенном таким образом своем внутреннем он строит себе духовный храм, как бы небо, в коем и напрягается пребывать вниманием, в присутствии Бога, ангелов и святых.
Извнутри тот же порядок переходит и во вне, в помощь внутреннему. Здесь все вещи преобразуются в смысле, помечаются или покрываются духовным некоторым покровом, по которому нечаянные на них взгляды или намеренное смотрение не развлекает, не отклоняет от преднамеренного, а созидает и держит в нем. В дополнение к сему он окружается ангелами и молитвами святых, которые, как лучи, устремлены к нему, и живет таким образом в некоторой духовной, светоносной и Божественной атмосфере, которая и способствует ему к скорейшему образованию христианского характера.
Нельзя сказать, чтобы фантазия и у них не своевольничала. Но если это бывает, то не по их соизволению, а против воли. Сами же они начинают с первых дней борьбу с помыслами, многотрудную, разнообразную, непрерывную. Можно сказать, все внимание их обращается на помыслы и потом не сводится с них до самого конца. Отсюда, кто из подвизавшихся не знает коварства помыслов? И какое обширное можно встречать изображение их и способов побороть их у всякого писавшего подвижника? Впрочем, труд и время смиряют наконец воображение, и во внутреннем мире водворяются мир и тишина, свет, как от воссиявшего по рассеянии облаков солнца. Основание сему полагается в самом еще обращении, ибо оно вставляет человека в свой чин, на свое место; возвращает к действительному, вместе с чем и своеволие фантазии, или мечта, теряет свою основу. Далее, постоянно дельные занятия отнимают у нее пищу, и она истощается как засыхающее дерево» (свт. Феофан Затворник, «Начертание христианского нравоучения», ч.1, гл.В, пар.в, пункт аа, подпункт 3г).

***

«К существенным свойствам человека принадлежит то, что он одарен сознанием, может говорить о себе – я, или есть лицо. Это такое свойство, по которому человек, утверждая свое собственное бытие и бытие вещей вне себя, отличает их от себя, а себя от них, говорит о себе – я, а не они, а о тех – они, а не я. Оно получает название самосознания, когда обращается внутрь, к себе исключительно. В сем обращении в себя оно опять может отличать себя от своих действий, или свое бытие от того, что исходит из него, возносясь как бы над тем и другим. При сем, так как к бытию нашему могут прилагаться чуждые, посторонние силы, то сознавая свое бытие, он может сознавать себя не как себя, а как иное лицо (у бесноватых).
Разумно-свободная самостоятельность. Самостоятельность принадлежит существу, которое не есть явление другого существа, а само есть источник всех явлений от него исходящих. Таких самостоятельных существ много (субстанции). Отличительное свойство человеческой самостоятельности состоит в том, что он не только производит действия, но и видит их, не только видит, но и правит ими по своему усмотрению и разуму. Это свойство однозначительно с разумною свободой» (свт. Феофан Затворник, «Начертание христианского нравоучения», ч.1, гл.В, пар.б).

Об естественных душевных движениях и самости

Аноним:  Видимо Самость и есть самое главное Вещество.
Но возможна ли полностью отказаться или исключить самость в нынешней земной жизни и, тем более, в нынешних условиях?
Абсолютно, говоря о земной жизни, видимо, не возможно. Это означало бы полый отказ от своей души (не только страстей) то есть обезличивание. Человек, изживая «ветхого человека» в себе, остаётся индивидуумом, узнаваемой личностью. Полный отказ (в определённой степени) от самости, то есть от «своей воли», «своих помыслов» был удел исключительных подвижников прошлого, когда существовало послушничество под руководством истинно-духовных наставников, старцев (подвиг послушания).

Самость, видимо, связана с понятием свобода воли, как с определённым качеством души.
Самость, как определённая степень индивидуальности, и не подлежит уничтожению, то есть самость не принадлежит полному уничтожению; она (самость) так же как и зло послужила и служит воспитанию души.
С духом самости надо бороться (тонкая гордыня, тщеславие, самолюбие, духовая прелесть образуются самостью) но говорить о полном уничтожении самости, как об определённой душевной автономности, не приемлемо.


О.Серафим:  «Бог создал естество наше чистым от страстей. Но когда отпали мы от Бога и, остановясь на себе, вместо Бога, себя стали любить и себе всячески угождать; тогда в сей самости восприяли мы и все страсти, которые в ней коренятся и из нее разрождаются» (свт. Феофан Затворник, Толкование на Римл.7:5).

Самость – это не вещество, не материя. Самость вообще не имеет бытия, ибо она и есть первородный грех. Самость, – это неправильное движение того, что имеет бытие, – это движение души разумной не в согласии с волей Божией. Самость, – это движение нашего духа, не в согласии с волей Божией. Самость, – это движение воли разумного существа не в согласии с волей Божией.

 «Когда отторгся человек от Бога и порешил сам устроять свое благобытие, то ниспал в самость, душа которой всякое самоугодие. Как дух его не представлял к тому никаких способов, по причине отрешенной природы своей; то он обратился весь в область душевной и телесной жизни, где самоугодию представлялось пространное питание, — и стал душевно-плотян. Душевно-плотяность уже сама по себе была для человека грехом против своей природы: ибо ему следовало жить в духе, одухотворяя и душу и тело. Но беда этим не ограничилась. Из самости породилось множество страстей, которые вместе с нею вторглись в душевно-телесную область, извратили естественные силы, потребности и отправления души и тела и, сверх того, внесли многое, чему нет никакой опоры в естестве. Душевно-плотяность человека падшего стала страстною. Итак, падший человек самостен, вследствие того самоугодлив и самоугодливость свою питает страстною душевно-плотяностию» (свт. Феофан Затворник, Толкование на Римл.8:2).

Самость (первородный грех), через грехопадение, примешалась ко всем естественным душевным движениям. То есть, душевные движения стали проявлять себя или действовать не в согласии с волей Божией, природою естества, какою сотворил ее Бог, а в угоду духа самости. В этом смысле и говорится, что самость примешалась к всем проявлениям чувств и воли.

Примешалась самость к проявлениям и движениям воли, отсюда и явилось самоволие или своеволие. Поэтому, борьба не с волею, ибо она естественна человеку, а с проявлениями или движениями воли в угоду духа самости. Ибо таковые движения воли не в согласии с волей Божией.

Даже если человек считает, что он не проявляет вообще движений воли, в каком-либо случае, то он заблуждается, так как движение его воли, в этом случае, в том и состоит, чтобы не проявлять ее движений по отношению к данному случаю.

То, что говорится об отсечении своей воли, у святых отцов, то это не значит, отсечение воли вообще, как таковой, ибо ее невозможно отсечь, так как она естественна человеку. А отсечение своей воли обозначает отсечение движений или проявлений воли в угоду духа самости, – тех движений воли, которые не в согласии с волей Божией, в конкретный момент времени.

Точно так же борьба с самомнением не обозначает отказ от мнения вообще, как такового, ибо это невозможно, по той причине, что движение ума, мнение, – естественно человеку по природе. Поэтому, борьба с самомнением, – это борьба с проявлениями или движениями мнения в угоду духа самости. Самомнение – это движение или проявление мнения, которое не в согласии с волей Божией, в конкретный момент времени.

Поэтому, подвижники описывая борьбу с самомнением и своеволием, в своих творениях, описывали борьбу не с естественными движениями и проявлениями воли и мнения, а с их проявлениями в угоду духа самости, – когда они действуют не в согласии с волей Божией, в конкретный момент времени.

Отсюда и борьба за чистоту чувств, – это борьба не с чувствами, которые естественны человеку по природе, а борьба с проявлениями или движениями чувств в угоду духа самости, – когда чувства действуют или проявляют себя не в согласии с волей Божией, в конкретный момент времени.

Точно так же и борьба за чистоту ума, – это не то обозначает, что человек не имеет никаких мыслей, а то, что он имеет мысли и мнения, которые не в угоду духа самости, которые в согласии с волей Божией, в конкретный момент времени.

Отсюда и понятие о бесстрастии. Бесстрастие обозначает не то, что человек не имеет никаких чувств, желаний и мыслей; а то, что он имеет только те желания, чувства и мысли, которые в согласии с волей Божией, в конкретный момент времени.

Самость не естественна человеку, по природе. Дух самости враждебен нашему естеству. Поэтому, наше естество всегда будет мучиться и страдать от этого духа самости и не находить себе покоя. Ибо покой и блаженство в соединении с Божественной благодатью. А это достигается только через свободу от духа самости.

Природное "Я", "Сам" и греховная самость

Аноним: Пример, слова и понятия «самоотверженье», «самопротивление», «самопринуждение» говорят о некой естественной самости, связанной с индивидуальным проявлениями.
По текстам (примеры): «полное самоотвержение и отречение от всякого самоугодия», св. Максим Исповедник.
«надобно отсекать и умерщвлять всякое пристрастие к вещам (…) самопротивление и самопринуждение тут – неотложный закон, исключающий всякое самоуслаждение, даже в духовном порядке жизни», преп. Никодим Святогорец.

Самоопределение, самодеятельность, независимость от мирских мнений – это тоже, в некотором смысле самость, и если противоречия воли Божией нет, то эта самость не является греховной.
То есть, видимо, есть различия: дух самости (самодовольство, самонадеянность, самоуверенность, гордыня) и просто самость, как проявление свободы воли, в определённых рамках бытия, не нарушая волю Божию.


О.Серафим:  Одно дело, – это наша природная сущность, наше природное Я, наше самосознание; и другое дело – это самость. Наша природная сущность (наше самосознание) и самость – это не одно и то же.

Слово «сам», Я сам, употребляется для обозначения действия, которое естественно нам, по природе. Но слово «самость» обозначает уже негативный, греховный оттенок этого природного движения, действия.

К примеру, человек говорит кому-либо: «Я сделаю это дело сам». Говоря так, он проявляет естественное движение природы, не греховное, обозначающее его самосознание, его свободное произволение и возможность права выбора, как разумного существа. Но когда он делает это в угоду своему духу самости, то это уже греховное движение природы, не в согласии с волей Божией.

Слово «сам» употребляется в святоотеческой догматике для обозначения нашей сущности, нашей природы. Но слово «самость» не употребляется в догматике для определения нашей природы. Оно только лишь встречается в святоотеческой аскетике для определения греховного, страстного направления нашей природы, ее движений и действий, которые не в согласии с волей Божией.

«Вместе с тем как человек произнес внутри решение: так я сам устроюсь, – ниспал в самость и в этой самости воспринял семя злых страстей, исходящих из сей самости и не коренящихся в естестве. Они проникли всю душевно-телесность, пропитали ее ядом своим и зло от потери меры потребностей и порядка взаимного их отношения увеличили до чрезмерности. Состояние падшего можно определить: самостная страстная душевно-телесность. Дух ее – самоугодие наперекор всему. Вот это самое и есть то, что святой Павел назвал плотяностию и что есть живущий в нас грех, распложающий в жизни нашу всякую законопреступность и всякого рода грехи» (свт. Феофан Затворник, Толкование на Римл.7:14).

«Всякий рождается на свет поврежденным, с самостью, или семенем всех возможных страстей» (свт. Феофан Затворник, «Начертание христианского нравоучения», ч.1, гл.В, пар.в, пункт бб, подпункт 2).

Поэтому, не бывает безгрешной или природной самости. Слова «сам» и  «самость» – это разные слова. Но в них есть один и тот же корень «сам». Поэтому, слово «сам» может обозначать нашу сущность, природу. А слово «самость», – уже греховное движение нашей сущности, природы, не в согласии с волей Божией. Но когда это движение нашей сущности, природы, происходит в согласии с волей Божией, тогда в нем нет греховного оттенка, то есть, самости.

Точно так же слова «слава» и «тщеславие» – это разные слова. Но в них есть один и тот же корень «слав». Поэтому, слово «слава» может обозначать наше природное чувство. А слово «тщеславие» обозначает только лишь греховное, страстное движение этого естественного чувства. Слово «тщеславие» точно так же не употребляется, в святоотеческой догматике, для обозначения природных действий, естественных нам. Ибо оно употребляется только лишь в смысле аскетическом, нравственном, обозначая греховное, страстное движение нашей природы.

Вот точно так же и слово «самость» употребляется только в смысле аскетическом, нравственном, обозначая, в общем, природные движения нашей сущности, которые не в согласии с волей Божией.

Поэтому, слова «самостоятельность», «самопринуждение», – обозначают природное движение нашего свободного произволения, воли, нашей сущности.

А слово «самосознание», – обозначает вообще нашу сущность, свидетельствуя о том, что мы разумные существа.

Но слово «самость» имеет только лишь греховный, негативный оттенок, обозначая, в общем, природное движение нашей сущности, которое не в согласии с волей Божией.

О самоотвержении

Слово «самоотвержение» употребляется только в аскетическом, нравственном понятии, обозначая добродетель. Ибо самоотвержение, как добродетель, и обозначает отвержение своего духа самости, первородного греха, во всех его видах и проявлениях.

Точно так же слова «ложное самоотвержение», обозначают движения воли в угоду духа самости. Но наружу это может выглядеть, как истинное самоотвержение. Так как некоторые не могут его различить по причине своей духовной слепоты. И, к примеру, суровый внешне-аскетический образ жительства воспринимают за истинное самоотвержение. Но не видят того, что этот подвижник может проводить его в угоду своего духа самости и гордыни.

Иными словами, у них неверное понятие об истинной добродетели. Так как, они внешнее суровое подвижничество уже воспринимают за истинную добродетель. Но не разумеют того, что дух за всем этим может стоять совсем не тот, – не богоугодный, не Христов. Ибо внешнее суровое подвижничество, – жительство в лесу, пустыне или пещере, постоянный усиленный пост, вычитывание молитвословий, сон на голых досках, земле или камнях, – не делает подвижника, само по себе, чистым от духа самости, от страстей. Но, наоборот, такой подвижник может, как раз, вменять все свое подвижничество себе, и, таким образом, возгревать в себе дух самости и гордыни. А люди, духовно-слепые, не видят этого и могут принимать такого лже-подвижника за святого, преподнося его всем в свете святости. Так может образовываться духовно-прелестная религиозность, приводящая к бесовскому самообольщению.

Цель всякого подвижничества – это воспитание истинных плодов духа. И если при внешне-аскетическом образе жительства душевное делание будет неверное, – не будет правильно-проходимой внутренней жизни, то тогда такое подвижничество приведет только лишь к духовной прелести и самообольщению.

Если подвижник правильно проходил свое жительство, то тогда он должен воспитать дух сокрушенный и смиренный, перед Богом, дух милостивый и незлобивый, дух кротости и душевной простоты. Воспитание этого настроя духа, – это цель. Все остальное – это средства, которыми нужно пользоваться благоразумно, спасительно для души, а не безумно.

Об ошибках

Аноним:  Так же и ошибки нельзя полностью исключить, уничтожить из земной жизни. Ошибки так же служат воспитанию души (на ошибках, как говорят, учатся). Ошибки даже в Будущем веке останутся! Творчества без ошибок не бывает.


О.Серафим:  Есть ошибки не греховные, то от таких ошибок не были свободны и святые. А ошибки греховные, которые исходят из духа самости, то таковых ошибок в будущем веке, в Раю, не будет. Ибо там уже не будет первородного греха, духа самости.

«Бог на пользу душе попустил, чтобы она была доступна страстям. Ибо Он не усмотрел полезным поставить ее выше страстей прежде будущей новой жизни» (преп. Исаак Сирин, сл.58).

С любовью во Христе, о.Серафим.

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.