101-я глава из книги "О ересях". Преп.Иоанн Дамаскин

101. Есть ещё и доныне господствующий, служа предтечей антихриста, блуждающий народ, тень измаилитов. Он происходит от Измаила, рождённого Авраамом от Агари, поэтому они называются агарянами и измаилитами. Сарацинами же их называют от слов "Саррас кеноус", потому что Агарь сказала ангелу: "Сарра кенен ме апелусен" (Сарра отпустила меня пустой). Они идолослужили и поклонялись утренней звезде и Афродите, которую на своём языке называли ХАБАР, что значит великая. Итак, до времени Ираклия сарацины явно идолослужат; от его же времени и доселе у них появился лжепророк, называемый Мамедом (Магометом). Он случайно познакомился с Ветхим и Новым Заветом, разным способом побеседовал будто с арианским монахом и затем составил собственную ересь. Расположив к себе народ видом благочестия, он пустословит, что ему ниспослано с неба писание. Написав в своей книге некоторые измышления, достойные смеха, он передал её им для почитания.

Магомет говорит, что единый Бог творец всего, что Он и не рождён и не родил никого. Он говорит, что Христос есть Слово Божие и Дух Его, творение и раб, что Он родился безсеменно от Марии, сестры Моисея и Аарона. Ибо, говорит он, Слово Божие и Дух вошёл в Марию и родил Иисуса, пророка и раба Божьего. Беззаконные иудеи хотели распять Его и схватив, распяли тень Его. Сам же Христос, говорит Магометне был распят и не умер. Бог взял Его к Себе на небо, потому что Он любил Его. И это говорит Магомет: когда Христос восшёл на небеса, Бог спросил Его, говоря: "Иисус, говорил ли Ты, что "Я есмь Сын Божий и Бог?" и ответил, сказано, Иисус: "Будь милостив ко Мне, Господи! Ты знаешь, что я не говорил, и я не стыжусь быть Твоим рабом. Но грешные люди написали, что я говорил это слово и солгали обо мне и заблудились". И сказал Ему Бог: "знаю, что Ты не говорил этого слова". И многое другое пустословя в этой книге, Магомет хвастается, что она ниспослана ему от Бога. Мы же говорим: "Но кто же свидетель, что Бог дал ему писание"? И когда они затрудняются ответить, мы скажем, что Моисей получил Закон, когда Бог явился на горе Синае пред лицом всего народа в облаке и огне, мраке и дыме, и что все пророки, начиная от Моисея и далее предсказывали относительно явления Христа и о том, что Бог Христос и Сын Божий придёт во плоти и будет распят, умрёт и воскреснет, и что этот будет судиёй живых и мёртвых. Мы скажем им: "Почему же ваш пророк не пришёл так, чтобы другие свидетельствовали о нём? И почему Бог, Который дал закон Моисею на дымящейся горе в виду всего народа, не в вашем присутствии дал и ему писание, о котором вы говорите, что уверовали в него?" Они отвечают, что Бог делает то, что хочет. Это и мы, скажем, знаем, но мы спрашиваем, каким образом писание низошло вашему пророку и они отвечают, что писание низошло на него сверху, в то время, когда он спал. Мы скажем в применении к ним следующую шутку: "так как он принял писание сонным и не почувствовал действия Божия, то на нём исполнилось слово народной пословицы..." Снова мы спрашиваем: "почему же вы, когда Магомет в вашем писании приказывает вам ничего не делать и не принимать без свидетелей, не сказали ему: прежде всего сам подтверди чрез свидетелей, что ты пророк, что от Бога пришёл и какие писания свидетельствуют о тебе"? Стыдясь, они молчат. "Так как вам не позволено без свидетелей ни жениться, ни продавать, ни приобретать, и так как и вы сами не принимаете без свидетелей осла или скота, то вы получаете и жён и имущество и ослов, и всё прочее при свидетелях, одну же только веру и писание без них, ибо передавший вам это писание ничем не подтвердил, и не только нет никого, кто свидетельствовал бы о нём, но и сам он получил писание во сне. Они называют нас этериастами потому, говорят, что мы к Богу присоединяем другого Бога, говоря, что Христос есть Сын Божий и Бог. Мы скажем им, что это передали пророки и писание, вы же, как утверждаете, принимаете пророков. Если мы ложно говорим, что Христос Сын Божий, то этому научили и передали нам. Некоторые из них говорят, что мы ложно приписываем это пророкам, аллегорически истолковывая их. Другие же говорят, что евреи из ненависти к нам ввели нас в заблуждение, написав это как-бы от имени пророков, с тою целью, чтобы мы погибли.

Снова мы говорим к ним: так как вы говорите, что Христос есть Слово Божие и Дух, то почему вы обзываете нас этериастами, ведь слово и дух неотъемлемы от того, в ком они существуют. Итак, если в Боге существует Его слово, то ясно, что и оно есть Бог; если же оно находится вне Бога, то Бог по-вашему бессловесный есть и бездушный. Итак, избегая того, чтобы Бог имел другого Бога, вы убили Его. Ибо лучше было бы Вам сказать, что Он имеет другого, чем убить Его или сделать как камень или что-либо иное из бесчувственных предметов. Таким образом вы ложно называете нас этериастами, мы же справедливо называем вас богоубийцами.

***

Они обвиняют нас, как идолослужителей, потому что мы поклоняемся кресту, которого они гнушаются; а мы скажем им: почему же вы прикасаетесь к камню, который находится в Каабе вашей и целуете его, обнимая? Некоторые говорят, что на нём Авраам совокуплялся с Агарью; другие же говорят, что здесь он привязал верблюда, намереваясь принести в жертву Исаака. На это мы им ответим: "Писание говорит, что гора была лесистая и там были деревья, из которых сделав вязанку, Авраам возложил её на Исаака, и что ослов он оставил со слугами. Откуда же вы болтаете этот вздор"?

Ведь там тернистые кустарники находятся и ослы не могут пройти. Сарацина стыдятся, тем не менее они говорят, что это - камень Авраама. Но мы скажем им: пусть тот камень, о котором вы болтаете, будет камнем Авраама. Итак, обнимая его потому только, что на нём Авраам совокуплялся с женщиной или потому, что к нему он привязал верблюда, вы не стыдитесь, как же обвиняете нас в том, что мы поклоняемся кресту Христа, которым сила демонов и блужданья диавола были уничтожены? То же, что они называют камнем - есть глава Афродиты, которой они поклоняются, называя её Хавет. На этом камне и доселе видет для того, кто внимательно всматривается, след высеченной головы.

***

Этот Магомет, оставив много вздорных басен, каждой из них дал особое название, например: писание "О жене". В нём Магомет устанавливает, что можно открыто взять четыре жены и, если можешь, тысячи наложниц - сколько можешь содержать, помимо четырёх жён. И что можно, если пожелаешь, одну отпустить, а другую, если захочешь, взять. Это Магомет установил по следующему поводу. Магомет имел сотрудника по имени Зид, у него была красивая жена, которую полюбил Магомет. Когда они сидели, Магомет сказал: "Бог приказал мне взять твою жену". Тот ответил: "Ты посланник, делай так, как сказал тебе Господь; возьми мою жену". Точнее, вместо того, что мы сказали выше, Магомет сказал ему: "Бог заповедал мне, чтобы ты отпустил жену свою". Тот отпустил. По прошествии нескольких дней Магомет говорит: "но Бог заповедал, тобы я взял её себе". Затем он, взяв и прелюбодействовав с нею, установил такой закон: желающий пусть отпустит жену свою. Если же отпустив, обратится к ней снова, то пусть другой на ней женится, ибо невозможно взять её обратно, если на ней не женится другой. Если даже и брат отпустит, то на ней, при желании, может жениться и брат его. В том же сочинении Магомет предписывает следующее: "возделывай землю, которую Бог дал тебе, и обрабатывай её и делай то-то и так-то", чтобы не говорить, как тот, всего постыдного.

***

Также есть писание "О верблюдице", о которой говорится, что та была верблюдица Божия, выпивала целую реку и не могла пройти между двух гор, потому что не было достаточно места. Итак, говорит Магомет, в том месте был народ, и один день воду пил этот народ, а на следующий - верблюдица. Испив воды, верблюдица питала их, доставляя вместо воды молоко. Восстали, говорит, те мужи, так как они были злые, и убили верблюдицу, но у той было дитя - маленькая верблюдица, которая, сказано, когда мать убили, воззвала к Богу, и Бог взял её к себе. им мы скажем: откуда этот верблюд? Они говорят, что от Бога. Мы спросим: с ней совокуплялся другой верблюд? Они говорят: нет. Откуда же, спрашиваем, она родила? Ибо мы видим, что ваш верблюд без отца и без матери и без родословной. Родившая его зло пострадала, но и тот, кто совокупился с ней, не является, и малая верблюдица взята на небо. Почему же ваш пророк, с которым, по вашим словам, говорил Бог, не узнал относительно верблюдицы, где пасётся она и кто вскормил её молоком. Или, быть может, и она сама, как мать, была убита, или же она вошла в рай вашим предтечей. И из неё будет для вас молочная река, о которой вы говорите. Ведь вы говорите, что три реки текут для вас в раю: из воды, вина и молока. Если предтеча ваш - верблюд находится вне рая, то ясно, что он высох от голода и жажды или другие воспользуются его молоком. Напрасно ваш пророк болтает, что он беседовал с Богом, ибо даже тайна верблюда не была открыта ему. Если же он находится в раю; то снова пьёт воду, и вы страдаете от недостатка воды среди наслаждений рая. Если же захотите вина из протекающей реки, то, испив его несмешанным, в виду отсутствия воды (ибо верблюд выпил всё), воспламеняетесь, подвергаетесь опьянению и спите.

Чувствуя же тяжесть после сна и хмель от вина - забываете об удовольствиях рая. Как же пророк ваш не позаботился, чтобы этого не случилось с вами в раю наслаждения? Почему он не подумал относительно верблюда, где он теперь находится? Но вы не спросили его об этом, когда он рассказывал вам кк бы во сне о трёх реках. Мы же возвещаем вам открыто, что удивительный ваш верблюд ранее вас вошёл в души ослов, где будете жить и вы, подобно скотам. Там мрак бескрайний и бесконечное наказание, огонь шумящий, червь неусыпный и адские демоны.

Снова в писании "о трапезе" Магомет говорит, что Христос просил у Бога трапезы и она была дана ему. Бог, говорит, сказал Ему: Я дал Тебе и тем, кто с Тобою, бессмертную трапезу.Кроме того он сочинил писание "о корове" и некоторые другие бредни, достойные смеха, которые, в виду их множества, я думаю, должно опустить. Он установил, чтобы сарацины с жёнами обрезывались, и приказал не соблюдать суббот и не креститься, одно из дозволенного в законе есть,воздерживаться;винопитие же совсем запрет

(Преподобный Иоанн Дамаскин.101 глава из книги "О ересях")