Каноны, жизненные обстоятельства, вера и духовное чутье

«А сверх того, каноны ведь многое не могли предусматривать» (новосвящмуч.Иосиф, митр.Петроградский, "Письмо к одному Петроградскому архимандриту").

«Поэтому не злоупотребляйте, Владыко, буквой канонических норм, чтобы от святых канонов не остались у нас просто каноны. Церковная жизнь в последние годы слагается и совершается не по буквальному смыслу канонов» (новосвящмуч.Кирилл, митр.Казанский, "Второе письмо к митр.Сергию").

«Этот Вальсамон (византийский токователь канонических правил – примеч.сост.) не может быть авторитетным и верным толкователем наших событий, непредусмотренных никакими толкованиями и правилами» (новосвящмуч.Иосиф, митр.Петроградский, "Письмо к одному Петроградскому архимандриту").

«Нельзя формально применять каноны к решению выдвигаемых церковной жизнью вопросов, вообще нельзя ограничиваться внешне-правовым отношением к делу, а необходимо иметь духовное чувство, которое указывало бы путь Христов среди множества троп, протоптанных дикими зверями в овечьей одежде.
Жизнь поставила вопросы, которые правильно, церковно правильно, возможно разрешить, только перешагивая через обычай, форму, правило и руководствуясь чувствами, обученными в распознавании добра и зла» (новомуч.Михаил (Новоселов),  "Письмо к другу").

В этих изречениях святых новомучеников, та мысль, что современные им события, т.е. жизненные обстоятельства их времени, как говорит новосвящмуч. Иосиф, митр. Петроградский, непредусмотренны "никакими  толкованиями и правилами", т.е. канонами и толкованиями на них, и потому необходимо руководиться духовным чутьем, ища удовлетворения совести, жизни в духе Христовом. – Поступать таким образом, чтобы это было наиболее спасительнее для души человеческой.

Почему так? – Потому, как говорит новомуч.Михаил (Новоселов), что «жизнь поставила» такие «вопросы, которые правильно, церковно правильно, возможно разрешить, только перешагивая через обычай, форму, правило», то есть «нельзя формально применять каноны к решению выдвигаемых церковной жизнью вопросов», и даже более того «нельзя ограничиваться внешне-правовым отношением к делу». Иными словами, нельзя буквалистически, по законнически, чисто механически применять каноны и правила к новым историческим и жизненным обстоятельствам. Как же тогда быть? – новомуч.Михаил (Новоселов) говорит, что надо руководиться «чувствами, обученными в распознавании добра и зла».

Это и есть свидетельство того, что эти искушения невозможно преодолеть рассудочными и умовыми понятиями, применением знаний церковно-исторических, канонических и т.п. Их возможно преодолеть только «чувствами, обученными в распознавании добра и зла». Такие чувства приобретаются, по мере обретения чистоты чувств и удовлетворения совести, в правильно-проходимой внутренней жизни, в борьбе со своими страстями, основанной на опытном познании своей немощи, сокрушенном и смиренном настрое духа.

Тем более можно сказать, что современные нам, эпоха и времена, жизненные обстоятельства, непредусмотренны никакими канонами и правилами. Так как нет канонов написанных для современного содомо-гоморского общества. Тем более, в наше время, необходимо руководствоваться таковыми «чувствами, обученными в распознавании добра и зла». Правильно-проходимая внутренняя духовная жизнь, непрелестное делание, содействует воспитанию таковых чувств.

Применение канонов и правил не действует механически или магически. – То есть, воля Божия не находится в подчинении канонам и правилам. А насколько человек приобретает чистоту чувств, настолько он и может постигать дух тех или иных обстоятельств, и какова воля Божия в этих жизненных обстоятельствах, и какие применить изречения Св.Писания и Св.Отцов, каноны и правила (если таковые есть), чтобы исполнить волю Божию и этим самым удовлетворить свою совесть, устремляясь к правильно-проходимой внутренней жизни, в духе Христовом.

Это свидетельствует о том, что большинство канонов и правил были написаны для определенной эпохи, времен и жизненных обстоятельств.

Какие характерные черты этой определенной эпохи? – Это Византийская империя, православная государственность, внешне-благочестивое христианское общество, понятия господствовавшие в обществе того периода времени.

Соответственно, если применять таковые каноны и правила, в жизненных обстоятельствах, эпоху и времена, которые не соответствуют тем жизненным обстоятельствам и эпохе, для которых они были написаны, то будет получаться не исполнение воли Божией, а ее нарушение. В итоге, воля Божия будет попираться, а за волю Божию будет выдаваться самомнение и высокоумие, дух самоуверенности, прикрывающиеся канонами и правилами, которые применяются не к месту, не к времени, т.е. не к тем жизненным обстоятельствам, для которых они были написаны. В итоге будет исполняться не воля Божия, а воля бесовская.

Это дух законничества и фарисейства, которые волю Божию видят в букве Закона. Таким образом, воля Божия вводится ими в подчиненное состояние, по отношению к букве Закона, и не зависит от эпохи, времен и жизненных обстоятельств. Такое буквалистическое отношение приводит к магии буквы, каноническому талмудизму. Это дух того же самого жидовства, но только в православной обертке. На этот дух, прикрытый православной декорацией, улавливаются все те, у кого отсутствует правильно-проходимая внутренняя жизнь. Обычно на это искушение, справа, улавливаются те, кто впадают в ложный аскетизм, в основании которого стоит дух самости, вместо опытного познания и ощущения своей немощи, духа сокрушенного и смиренного.

Поэтому, исходя из новых жизненных обстоятельств, можно изменять или отменять какие-то положения, что и было всегда. Один Вселенский собор – постановлял правило; а другой – отменял или вводил новое, по причине совершенно изменившихся жизненных обстоятельств или эпохи. Так некоторые из так называемых Апостольских правил, которые являлись уже церковным Преданием, на тот момент времени, были на Вселенских или Поместных соборах изменены. Причем, когда их меняли, то эти соборы еще не имели авторитета Вселенского или Поместного собора, ибо это значение и признание они получили уже впоследствии, спустя долгое время. И никто, на тот момент времени, эти изменения канонов и правил не считал модернизмом или новшеством. А впоследствии, эти измененные правила вошли в жизнь Церкви. Из чего они исходили, – из церковной нужды, которая являлась в зависимости от жизненных обстоятельств и эпохи. В основе всего этого всегда стояло – спасение души человека, истинная христианская нравственность. То есть, в связи с новыми жизненными обстоятельствами и эпохой, как сделать каноны или правила более спасительными для душ человеческих или создать новые.

Это говорит о том, что необходимо применяя канон или правило, всегда рассматривать, в какую эпоху или времена были изданы эти правила, каким жизненным обстоятельствам они соответствуют, и какое в нравственном отношении было тогда общество. И сравнить с современными обстоятельствами жизни и эпохой, и рассмотреть – будет ли применение этих правил, в современных жизненных обстоятельствах, сохранять дух евангельской любви, содействуя спасению душ человеческих.

И если таковые каноны или правила, по причине изменившихся жизненных обстоятельств и эпохи, не содействуют спасению души человека и не соответствуют, в данный период времени, духу евангельской любви, то их необходимо отменить, или изменить, или сделать новые, для данного периода времени жизни Церкви на земле. Причем, если в дальнейшем, внешние жизненные обстоятельства и эпоха изменяются, то соответственно, и каноны и правила тоже могут изменяться. При всех этих изменениях должно иметь всегда одну цель – это воспитание и сохранение истинной христианской нравственности и спасение души в жизнь вечную, сохранение духа евангельской любви и Истины.

Не подлежат изменению, только лишь, основы христианской нравственности и догматика. Все остальное же, – имеющее временный характер, зависящий от эпохи, времен и жизненных обстоятельств, – может изменяться или отменяться, по причине изменяющихся внешних жизненных обстоятельств в обществе человеческом.

Вот основание и правило, из которого должны исходить все каноны и правила, и их применение, – это спасение души в жизнь вечную, в духе евангельской любви, т.е. воспитание правильного душевного настроя, спасительного для души. Ибо ради этого Бог воплотился в человеческое естество и принес себя в жертву: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин.3:16).

Истинная христианская нравственность, воспитание и сохранение ее, в ту или иную эпоху, и является тем основанием из которого образовывались и образуются те или иные правила, являющиеся лишь внешним пособием, которым надо правильно пользоваться с духовным рассуждением. Каноны, правила являются только лишь примерами, а не некими шаблонами на все века и времена, вне зависимости от обстоятельств жизни общества и людей, конкретного человека. Не надо относиться к канонам и правилам как талмудисты относятся к талмуду. Так как основанием духовной жизни и христианского благочестия является истинная христианская нравственность, воспитание верных душевных чувств, спасительных и богоугодных. Это и должно являться критерием христианского благочестия на все века и времена.

***

Аноним:  Кто именно определяет "каноны и правила", которые "не содействуют спасению души человека и не соответствуют, в данный период времени, духу евангельской любви"? Кто именно должен решать, какие из них "необходимо отменить"?

О.Серафим: Это определяет Дух Божий, через посредство тех людей, которые через через посредство правильно-проходимой внутренней духовной жизни удовлетворяют свою совесть и приобретают чистоту чувств.

Протестантизм состоит в том, что в его основании стоит падший разум, одержимый самомнением. И человек находится на послушании у своего падшего разума, т.е. самомнения.

Католицизм состоит в том, что в его основании стоит, тот же самый падший разум, одержимый самомнением. Но все люди верят в непогрешимость этого падшего разума, у одного или нескольких, и находятся у них на послушании. – Это папизм или олигархизм. Вера в непогрешимость епископа, патриарха, собора епископов, церковной организации и т.п. – Вера в юридический авторитет.

Христианство, православие состоит в том, что в его основании стоит: разум свободный от самомнения, от духа самости, и находящийся в послушании Духу Божию, через правильно-проходимую внутреннюю жизнь; и чувство веры, очищаемое в борьбе со своей самостью, в личной жизни. Где есть разум и чувство веры, свободные от духа самости, через законное подвизание в личной жизни, туда и снисходит Дух Божий, просвещающий такой разум и освящающий такое чувство веры.

Христианству, православию чужда вера в юридический авторитет. Оно верит только духовно-нравственному авторитету в вопросах веры, - там, где оно его видит, исходя из чувства веры, свободного от духа самости.

Это все определяется верою, а не логикой и аналитикой. – Каково, у кого, чувство веры, так он и задействует логику и аналитику. Ибо логическое и аналитическое мышление – это средства, которые каждый задействует для оправдания его веры. Но правая его вера или нет – это решает не логика и аналитика, а чувство веры, свободное от духа самости.

Всё, что кто-то утверждает, то для того, чтобы это принять, все должны ему поверить. Видите, - в основании стоит вера.

Но если даже логически и аналитически разобрать всё, что кто-то утверждает, то для кого-то в это никак нельзя поверить. А кто-то продолжает в это верить. В чем причина? – В разном настрое духа, в разной окраске чувства веры.

Всякий аналитический разбор исходит из понятий, которые имеет человек. А верные его понятия или нет – это вопрос, который опять упирается в веру. Канонические, исторические и богословские знания являются только лишь средством, которые задействуются для оправдания веры, настроя духа.

И о чем бы, кто бы, с кем бы ни говорил, в итоге, он упрется в то, что надо поверить тому, что говорит другой. Иного решения любого вопроса, просто нет. И потому: у кого, какой настрой духа, окраска в чувстве веры, тот тому и верит. То есть, что соответствует его внутреннему чувству веры, то он и принимает. А что не соответствует, то он и отвергает.

А какое, у кого, чувство веры – это зависит от его личной жизни.

***

Одно дело это есть учение о Боге и вещах Божественных, как выразили это Св.Отцы. И другое дело – это конкретные обстоятельства, в данный момент времени, в которых необходимо постичь волю Божию. Разве воля Божия заключена в каноны и находится в подчиненном состоянии от применения их?  – Такое понятие – это уже будет магия канонов.

Общий принцип таков, что всякий определяет волю Божию исходя из своего вИдения, той или иной ситуации. А изречениями Св.Отцов, ссылками на каноны и правила, пользуется как средством для доказательства того, что его вИдение, мол, в согласии с волей Божией.

Воля Божия, каноны и правила Церкви – это не одно и тоже. Отождествлять волю Божию с канонами и правилами церковными – это значит, делать волю Бога явлением чисто механическим; или Бога, Его волю, вводить в подчиненное состояние по отношению к канонам и правилам, т.е. букве закона. – Что, в сущности, есть богохульство, и в конечном итоге приводит к магии. Так как применение канонов и правил, в таком случае, становится чисто механическим.

И тогда, при применении канонов и правил, не берутся во внимание и не учитываются – эпоха, времена и жизненные обстоятельства людей. Не учитывается – в какую эпоху, времена и при каких жизненных обстоятельствах людей, писались те или иные правила и каноны. То есть, что это было за общество, какие господствовали там понятия и нравы, и по отношению к кому, в какой период времени и к какому случаю, это говорилось или относилось. Ибо главное и важнейшее в законе, – на все века и времена, как сказал Христос, – есть суд (духовное рассуждение), милость и любовь (Мф.23:23;Мф.9:13 и т.п.). То есть, как спасти душу человеческую, содействуя воспитанию правильных и верных душевных чувств, ибо только ради этого и был в свое время дан закон, как средство, а не цель.

Об этом же говорит и преп.Феодор Студит: «кто приспособляется к обстоятельствам века, тот не отступает от добра; ибо он скорее достигает желаемого, уступив немного, подобно управляющему кормилом, который опускает несколько руль в случае противной бури. А поступающий иначе отступает от цели, совершая преступление вместо приспособления к обстоятельствам» (т. 1, стр. 182-183).

И потому закон (каноны и правила), будучи средством, носящим временный характер, в зависимости от эпохи и времен, может изменяться. Духовное рассуждение, в таком случае, применяется как средство для постижения воли Божией, которая всегда ищет, как спасти душу человеческую.
Рассуждение же тогда является духовным, когда оно свободно от самомнения и соединено с даром Благодати.

Не подлежит изменению только сама суть канонов и правил, их направленность, важнейшее в законе, – это суд (духовное рассуждение), милость и любовь; посредством которых ищется, как спасти душу человеческую, исходя из конкретных обстоятельств жизни, эпохи и времен, как содействовать воспитанию истинной христианской нравственности.

***

Свт.Афанасий Великий говорит, «одно и то же, смотря по времени, и в некоторых обстоятельствах, непозволительно; а в других обстоятельствах, и благовременно, допускается и позволяется» (Посл. к Аммуну; Полн. Кормч. Пр. Св. О. стр. 115).

А так же свт.Геннадий Схоларий(15 век, падение Византии под турецкое иго): «Ибо уверяем вас о Господе, что кто в наше время требует строгого соблюдения всех обычаев и уставов Церкви, как это было во время свободы христиан, тот – враг христианства и налагает бремя на бессильных; а кто прощает малое, чтобы сохранить целое, тот имеет дух апостольский.
Знайте, что подробности многих чиноположений не существовали в первые века христианства, а введены уже со времени великого царя Константина, когда начались Вселенские Соборы.
Но при первобытной простоте Иисус наш привлекал к Себе более последователей; ибо во всей вселенной каждый день за имя Его умирали сотни, тысячи, тьмы верующих; и ежедневно возрастало христианство, орошаемое кровию не подобно-уставных христиан» (Летопись церковных событий еп. Арсения, стр. 553-554. С-ПБ., изд. 1899 г .).

Явление обрядоверия, фарисейства и законничества, всегда возникает по причине исчезновения правильной внутренней духовной жизни, утраты духа Божия и заменою Его на дух самоуверенности и гордыни, на уверждение в духе самости. И в результате этого, правильно-проходимая внутренняя жизнь, и приобретение плодов духа, подменяется соблюдением буквы закона и верностью ей. Через что и происходит самоутверждение гордого духа. То есть, буква закона заменяет собою Дух Божий в человеке, – который и являет постижение воли Божией, – и становится на Его место, принося удовлетворение гордостному настрою духа, духу самости. – В таком случае, соблюдение буквы закона становится самоцелью. И по причине духовной слепоты, из-за гордыни и одержимости духом самости, воспринимается человеком за волю Божию, так как отсутствует внутреннее постижение воли Божией, по причине отсутствия духа Божия в человеке и заменою его на тонкий дух гордыни, на удовлетворение духа самости.
Духа Божия нет там, где отсутствует правильно-проходимая внутренняя духовная жизнь, основывающаяся на опытном познании и ощущении своей немощи, в борьбе со своими страстями и первородным грехом, на истинном смирении. Место Его заполняет самостно-гордостный дух, то есть, дух утверждения в своей самости; и это всё – в настрое духа.
При этом, этот дух прикрывается ссылками на каноны и правила, изречения Св.Отцов и Св.Писания, применяя их не к месту, не к времени.
В таком случае, это все есть ни что иное, как благовидные бесовские предлоги, которые под видом исполнения воли Божией, на самом деле, в реальности, Ее попирают. Но одержимые, в настрое своего духа, духом самости, самомнением, – не разрывающие сочувствия к духу само-утверждения, в своей личной жизни, во искушениях, каждый день, – не видят этого бесовского обмана и самообольщения, по причине духовной слепоты, происходящей от сочувствия к духу самости и одержимости им.

Отсюда и происходит непонимание причин нарушения буквы закона – «фарисей же удивился, увидев, что Он не умыл рук перед обедом»(Лук.11:38); «фарисеи же и книжники роптали, говоря: Он принимает грешников и ест с ними»(Лук.15:2); «фарисеи сказали ученикам Его: для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками?»(Матф.9:11). То есть, для них непонятно – для чего Христос нарушает закон, данный Богом, который они «свято» чтут, по законнически.

Такое отношение к закону, и привело ветхозаветных иудеев – к фарисейству и законничеству. А в итоге, – к жидовству. Что и есть, собственно говоря, – магия. Поэтому, когда пришел Христос Бог, который даровал им этот самый ветхозаветный закон, то фарисеи и законники не понимали его и гнали. Ибо Он применял закон, следуя не букве правил закона, а, постигая их внутренний смысл и дух, который состоял в том, – как спасти душу человеческую. – «Тогда сказал им Иисус: спрошу Я вас: что должно делать в субботу? добро, или зло? спасти душу, или погубить? Они молчали. И, посмотрев на всех их, сказал тому человеку: протяни руку твою. Он так и сделал; и стала рука его здорова, как другая». Но так как соблюдение буквы канонов и правил закона основывалось у них на духе самости и гордыни, – и замещало собою правильную внутреннюю духовную жизнь, и приводило их к утверждению в самости, по настрою своего духа, – то по этой причине: «Они пришли в бешенство и говорили между собою, что бы им сделать с Иисусом»(Лук.6:9-11).

Поэтому Христос и пользовался законом, как средством, всегда имея одну единственную цель, – как спасти душу. Эта цель и определяла пользование правилами закона. По этой причине, Христос их часто нарушал, за что и был гоним и отвергнут фарисеями и законниками. Так как правильно-проходимая внутренняя жизнь была подменена у них соблюдением буквы канонов и правил закона, и верностью ей, как средством для утверждения в духе самости; по этой причине, для них и были непонятны действия и поступки Христа. «Книжники же и фарисеи наблюдали за Ним, не исцелит ли в субботу, чтобы найти обвинение против Него»(Лук.6:7). «Некоторые же из фарисеев сказали им: зачем вы делаете то, чего не должно делать в субботы?»(Лук.6:2). Ибо эти действия и поступки Христа исходили не из буквы канонов и правил закона, а из воли Божией, применяясь к тем или иным обстоятельствам и времени, – как это будет спасительнее для конкретной души или душ человеческих.

И так как Он нарушал тот самый внешний закон, который был дан Богом; по этой причине, они и говорили, что «не от Бога Этот Человек, потому что не хранит субботы»(Иоан.9:16), т.е., по их понятиям, нарушает ветхозаветный закон, который был дан им Богом. Это было одним из весомых обвинений против Христа. Ибо, по их понятиям, не может человек, который от Бога, нарушать каноны и правила их закона. То есть, правильно-проходимая внутренняя жизнь была у них полностью подменена фарисейством, внешней праведностью, и законничеством, верностью букве правил закона, ради духа само-утверждения. Об этом все время идет речь, на протяжении всего Евангелия, ибо Христос постоянно им это объясняет и разъясняет – в чем смысл закона, ради чего он дан и что в нем важнейшее. – Что есть главнейшее для спасения души. «И слышав притчи Его, первосвященники и фарисеи поняли, что Он о них говорит»(Матф.21:45). То есть, Он все время давал им понять, что это есть несущественные вопросы, которые в зависимости от времен и жизненных обстоятельств могут изменяться. И что не надо на этом зацикливаться, а надо заниматься внутренней жизнью, приобретать истинные плоды духа. – Удовлетворять свою совесть и созидать нравственную жизнь. Познавать свою немощь, приобретать истинное смирение, незлобие, снисходительность к немощным и душевную простоту. Об этом и говорили все Его притчи.

За всю эту подмену внутренней духовной жизни, – внешнею праведностью, фарисейством и законничеством, – Христос и укорял их, говоря «Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения: сами не вошли, и входящим воспрепятствовали». Но они, зациклившись на букве закона, а в реальности на духе самости, как бы не слышали Его, так как считали себя правыми. Ибо, они же! – соблюдали закон! А Он! – нарушал! И потому «Когда Он говорил им это, книжники и фарисеи начали сильно приступать к Нему, вынуждая у Него ответы на многое, подыскиваясь под Него и стараясь уловить что-нибудь из уст Его, чтобы обвинить Его»(Лук.11:52-54).

На протяжении всего Евангелия постоянно происходит борьба и противостояние между настроями двух духов: это со одной стороны – дух Христа, смирения, сострадательной любви, снисходительности, незлобия и душевной простоты, ищущий, как во чтобы-то ни стало спасти душу человеческую. А с другой – дух фарисеев, внешних праведников, и законников, ревнителей буквы закона, дух самоуверенности, гордыни и самомнения, дух само-утверждения, ищущий, как во чтобы-то ни стало исполнить букву закона. Христос не раз обличал их говоря, что «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете» (Матф.23:13). Но они, противясь Ему, в конечном итоге, по причине того, что не захотели разорвать сочувствия к духу самости и гордыни, слепой приверженности букве закона, ожесточились в сердцах своих. И под предлогом соблюдения правил закона, его буквы, вошли в противление воли Божией. – Это и есть гордыня, дух самости, первородный грех.

Гордость и самость – это противление не канонам и правилам, букве закона, а воле Божией, которую необходимо постигать, в зависимости от эпохи, времен и обстоятельств жизни. Это явно и очевидно на действиях и поступках всей земной жизни Христа. – Когда Он нарушал ветхозаветные каноны и правила, букву закона, но на деле же выходило - исполнение воли Божией. Поэтому, поступает по гордости и самости не тот, кто нарушает каноны и правила, букву закона, а тот, кто идет против воли Бога, действия которой направлены для спасения души или душ человеческих. Так происходит всегда, когда не берутся во внимание и не учитываются эпоха, времена и жизненные обстоятельства людей.

Фарисеи и законники старались исполнить букву закона, каноны и правила, а получалось, что они шли против воли Бога. Так происходило по той причине, что они искали удовлетворения своей гордыни, дух само-утверждения. Христос нарушал букву закона, ветхозаветные каноны и правила, но получалось, что Он исполнял волю Бога. Так происходило по той причине, что он поступал по смирению перед волей Бога, ища, как, во чтобы-то ни стало, спасти душу человеческую, через приведение ее к правильному верному настрою, спасительному.

Когда же Он говорил, что «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить»(Матф.5:17); то Он как раз и имел в виду то, что Он пришел исполнить не букву правил закона, а его дух, т.е. саму его сущность, ради чего и дан был закон. Ибо о таком же исполнении закона говорили и пророки, но за это их точно так же гнали и убивали. Ибо для духа фарисейского и законнического это остается, и оставалось, непостижимым и казалось нарушением воли Божией.

Поэтому, не механическое исполнение канонов и правил, буквы закона, – есть следование воли Божией; а действия и поступки, в зависимости от эпохи, времен и жизненных обстоятельств людей, направленные на спасение души или душ человеческих, – есть исполнение воли Божией.

Постижение же воли Божией происходит, в зависимости от приобретения чистоты чувств и удовлетворения совести. Сочувствие же к духу самости и гордыни закрывает человеку духовные очи и путь к постижению воли Божией. И тогда это подменяется фарисейством – внешней праведностью, и законничеством – буквою закона, канонов и правил, которые человек воспринимает за волю Божию. На самом же деле, – это духовная прелесть и исполнение воли бесовской.

В итоге, это приводит к законничеству, т.е. к магии буквы, к чему и пришли ветхозаветные фарисеи и законники, и в конечном счете - к жидовству. По слову Христа, и по преданию Церкви, именно, тот же самый дух фарисеев и законников, но только новозаветных, должен привести всех к антихристу. Ибо Христос, обращаясь к иудейскому народу, который в основной своей массе был заражен духом фарисейства и законничества, сказал, что «иной придет во имя свое, его примете» (Иоан.5:43), т.е. антихриста. Это сказано не просто иудейскому народу, а всем тем, кто будет заражен этим духом: фарисейства – внешнего праведничества; и законничества – хранением буквы закона, канонов и правил, вне зависимости от времен и обстоятельств.

***

"Священное Писание Нового Завета не дает и никогда не стремилось дать исчерпывающий кодекс правил на все случаи жизни. Оно указует нам дух, в котором мы должны пребывать: дух веры, молитвы, прощения, щедрости; и дает несколько основных заповедей. Творить же жизнь из этого Духа мы, как христиане, призваны свободно. Огонь этого духа должен жечь наше сердце и светить нам. Но "абсолютные", "непоколебимые" законы поведения – являются домыслом формального человеческого рассудка, зараженного иудаистическим законничеством. И если так обстоит дело с учением Евангелия, то еще более это относится к святым канонам.
В канонах живет творческая свобода христианского духа, дух церковного строительства. Эта свобода не умерла и ныне. Эта творческая сила не покинула Церковь и теперь. И если история человечества несет Церкви непредвиденные обстоятельства, крушения и осложнения, то надлежит не держаться за букву канонов, а возродить в Церкви их творческий дух; и выходить из непредвиденных бед, потрясений и искушений, следуя не букве канонов, а их живому церковному духу"
(проф. Иван Ильин, "О "богоустановленности" Советской власти").

***

В буквализации Закона содержится животный страх, – который воспринимается за Божий, – боящийся нарушения буквы Закона, и в итоге, приводящий к тупому фанатизму. Или же по причине утраты правильно-проходимой внутренней жизни, ищется оправдание Законом, через посредство внешнего соблюдения буквы Закона. – Это вменение себе исполнения буквы Закона, дух само-утверждения, самомнения. В этом и состоит суть законничества, которое обличал Христос и которое не учитывает внутреннего намерения людей, внешних жизненных обстоятельств, и важнейшего в законе: это – как спасти душу человеческую, в данных обстоятельствах. Ибо главное и важнейшее в законе, – на все века и времена, как сказал Христос, – есть суд (духовное рассуждение), милость, вера и любовь (Мф.23:23; Мф.9:13; Лк.11:42 и т.п.). То есть, рассудить, рассмотреть внутренние намерения и жизненные обстоятельства, и, исходя из этого, содействовать спасению души и душ человеческих. Ибо только ради этого и был в свое время дан закон, как средство, а не цель.

И те, которые в оправдание своих позиций, приводят изречения и примеры Св.Отцов, не учитывая несовпадение своих жизненных обстоятельств с жизненными обстоятельствами тех святоотеческих изречений и примеров, на которые они ссылаются. Они, таким образом, приводят их совершенно не к месту, не к времени. И этим обнаруживают свою духовную слепоту, исходящую из духовной жизни, которая основывается на самомнении, на духе само-уверенности и само-надеянности, на духе само-утверждения.

Когда, при применении канонов и правил, не берется во внимание и не учитывается: в какую эпоху, времена и при каких жизненных обстоятельствах людей, писались те или иные правила и каноны, – что это было за общество, какие господствовали там понятия и нравы, и по отношению к кому, в какой период времени и к какому случаю, это говорилось или относилось, – тогда и образуется законничество, приводящее к магии буквы закона и православному каноническому талмудизму. И в дальнейшем, такое законничество свою волю выдает за волю Божию, лукаво прикрываясь ссылками на каноны и правила, на святоотеческие изречения, которые они применяют не к метсу, не к времени, но не видят этого, по причине своей духовной слепоты.

Для того чтобы понимать смысл и дух, тех или иных высказываний Св.Отцов, а также канонов и правил, в том числе и изречений Св.Писания, необходимо знать эпоху, времена и жизненные обстоятельства того или иного периода времени, когда это писалось. А так же необходимо постигать цель и намерение говорящего, и знать, кому это говорилось, т.е. положение в обществе, их понятия. Та же самая проблема была и в первых веках христианства во время различных споров. Ибо изречения Св.Писания трактовали по-разному. И для правильного уразумения той или иной мысли Св.Писания свт.Афанасий Великий изложил правила.

По смыслу этих правил необходимо знать:
1). Цель, намерение говорящего.
2). Кому это говорилось (положение в обществе и понятия этих людей).
3). Эпоха и времена, господствующие понятия в обществе того времени.
4). Каковы были жизненные обстоятельства, на тот момент времени.
Исходя из всего этого и можно только понять смысл и дух, тех или иных изречений Св.Отцов, канонов и правил. Ибо Святые Отцы, применительно к жизненным обстоятельствам их окружавшим, и старались выразить волю Божию, в тот или иной момент времени, которая всегда направлялась спасительно для душ человеческих.

Да и само великое множество высказываний и изречений Св.Отцов, как раз и свидетельствует о том, что действия воли Божией различны, в зависимости от жизненных обстоятельств. Воля Божия – одна, и Она все время ищет, как спасти душу человеческую; но в зависимости от обстоятельств Ее действия и проявления различны.

Поэтому, надо не просто знать Св.Писание и творения Св.Отцов, а важно постигать волю Божию, – какова Она, в тот или иной момент времени, в зависимости от жизненных обстоятельств. А постижение воли Божией является не от знаний Св.Писания и Св.Отцов, а от чистоты чувств и удовлетворенной совести, которые приобретаются по мере правильно-проходимой внутренней жизни. Поэтому, хранение Предания Церкви поставлено не в зависимость от внешних знаний, а от внутренней чистоты и примирения со своею совестью, от духа жизни во Христе. Ибо через правильно-проходимую внутреннюю духовную жизнь человек воспитывает верные душевные чувства и входит в примирение со своею совестью и с Богом. А это и есть жизнь в предании Церкви, которое надо понимать не просто, как сумму книжных церковных знаний, а как жизнь в духе, в мире со своею совестью и в чистоте чувств, жизнь в духе Христовом. Ибо в чистоте чувств, как в зеркале отражается Господь, по благодати.

Закон дан не ради соблюдения его буквы, а как внешнее средство, вспомоществующее спасению души человека. То есть, спасение души – это главное. А закон – это средство, которое применяется для удобнейшего достижения этой цели. Но когда Закон становится само-целью, тогда цель Закона – спасение души человека, отодвигается на задний план. Тогда не учитываются: ни внутренние намерения людей, ни эпоха и времена, проще говоря, не учитываются ни какие жизненные обстоятельства. – Это свидетельство духовной слепоты, духа само-уверенности и само-надеянности, самомнения и самообольщения.

Это случается всегда, когда утрачивается правильно-проходимая внутренняя жизнь. Тогда спасение поставляется в зависимость от буквы Закона, т.е. человек ищет оправдание Законом. А это и есть путь иудейства, в конечном итоге, приводящий к талмудическому жидовству и магии буквы Закона. Против вот такого вот оправдания, любым внешним законом, и воевал ап.Павел, говоря, что «делами закона не оправдается никакая плоть» (Гал.2:16).

Этот путь, оправдания законом, свидетельствует о том, что в духе ищется оправдание своей самостью, а единственное спасение, только лишь по милости Божией, которое даровал Христос, отвергается. Это искушение справа, – жидовство в православной обертке, приводящее, в итоге, к каноническому талмудизму. Это и обнаруживает настрой духа одержимого самостью, первородным грехом; настрой духа, отвергающий Христа, Который даровал возможность спасения всему роду человеческому, по милости Божией, а не по букве Закона.

Это и есть законнический настрой духа, который прикрывается буквою закона, как внешними благовидными предлогами, для обмана себя и других. И все те, которые ищут оправдания исполнением внешней буквы закона, – и этим удовлетворяются, и в этом само-утверждаются, – ловятся на такие обманки, и идут по пути возгревания в себе духа самости и гордыни, своего самомнения. – Это путь духовной прелести. И причина его – сочувствие к духу самости и отсутствие опытного познания своей немощи, духа сокрушенного и смиренного, в чувствах и ощущениях. Это случается по причине захождения в ложный аскетизм, основанный на духе вменения себе своего делания, на духе само-уверенности и само-надеянности, на духе самости.

Если у человека в основании его личной аскетики и внутренней жизни не стоит опытное познание своей немощи, чувство сокрушенное и смиренное, растворенное чувством упования и надежды только на одну милость Божию, то у него в основании его духа ощущение своей правильности и праведности, самостно-гордостный дух. И если его внутренняя жизнь не приводит его к духу сокрушенному и смиренному, в чувствах и ощущениях, то она неизбежно приведет его – к духу самоуверенности и самонадеянности, к духу самомнения и само-утверждения. А из такого настроя духа и образуется фарисейство и законничество. Этот дух предал Христа на распятие, этот же дух и приведет всех к антихристу. Таков духовный закон.

С любовью во Христе, о.Серафим.

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.