Свт Григорий палама. О Православной вере

Бог есть Един, прежде всех, над всеми, во всех, и выше всех (Рим. 9, 5. Еф. 4, 6), Которому мы и поклоняемся и в Которого веруем, как в Отца и Сына и Святого Духа. Един — в Троице, Троица — соединённая неслитно, и неразделимо различаемая (по Ипостасям). Тот же всемогущий Бог есть и Единица и Троица.

Отец — безначален, не только по той причини, что Он выше времени, но и потому, что Он никого не имеет причиной Своего бытия. Он Единый является Началом, Корнем и Источником Божества, которые черты видим у Него в отношении Сына и Духа Святого. Он единый является начальной Причиной существ, не только в том смысле, что Он — Творец, но и как Единый Отец Единого Сына, и Единый Изводитель Единого Святаго Духа. Он — вечно, и Он Единый вечно является вместе Отцом и Изводителем. Он — больший Сына и Духа, но только в том смысле, что Он — Начало; потому что во всех иных отношениях Он — одно с Ними и равный с Ними.

Сын — Един, безначален, потому что Он выше времени; но Он не безначален в том отношении, что Отца имеет Своим Началом, Корнем и Источником. Он произошёл от Единого Отца прежде всех веков бестелесно, не путём излучения, бесстрастно, и рожденно; но будучи Богом от Бога, Он был неразлучен с Отцом. Как Бог, Он (Своим божественным существом) не различен от Отца, но как Сын — Он (Своею Ипостасию) различен от Него, ибо Он — вечный и вечно является Сыном и то — Единым Сыном. Неслитно Он — вечно с Отцом. Он не есть Начало и Причина Божества, созерцаемого в Троице, поскольку Он имеет Свое Начало и причину (бытия) в Отце; но по той причине, что всё сотворено чрез Сына, Он является Причиной и Началом всего существующего (в мире). Будучи образом Божиим, Он не почитал хищением быть равным Богу, но истощил Себя во исполнение времени, приняв наш образ от Приснодевы Марии, и благоволением Отца и содействием Святого Духа, был зачат  по закону естества, и был рождён, будучи вместе и Богом и Человеком. Истинно став Человеком, Он во всём уподобился нам, за исключением греха (1 Петр. 2, 22). Будучи истинно Бог, Он пребыл Тем, что Он был, соединяя в себе неслитно и неизменно две природы и две воли и два действия (божественные и человеческие). И Он пребывал быть Единым Сыном в одном Лице также и после того, как стал Человеком, совершая все божественные действия, как Бог, и все человеческие действия, как Человек, и покоряясь обычным человеческим немощам. Как Бог, Он пребывал бесстрастным и бессмертным, и как Человек, Он добровольно страдал во плоти, был распят, умер, был погребён, и воскрес в третий день. По Воскресении Он явился также Ученикам и возвестил им силу свыше. Он заповедал им научить все народы и крестить во имя Отца и Сына и Святого Духа, и соблюдать и учить всему тому, что Он повелел (Мф. 28, 19, 20). Он вознёсся на Небо, воссел одесную Отца, и сотворил наше естество равным в славе, (сопрестольным и обожествлённым; в этом же естестве Он снова придет со славою судить живых и мёртвых и воздать каждому по делам его. Когда Он взошёл к Своему Отцу, Он послал Святого Духа, исходящего от Отца, Своим святым Ученикам и Апостолам.

Святый Дух также — выше времени, безначален вместе с Отцом и Сыном; но Он не безначален в том отношении, что Отца имеет Своим Корнем, Источником и Началом, и (происходит от Отца) не путём рождения.

Он — безначален, как Исходящий от Отца, потому что Он произошёл от Отца прежде всех веков не истечно и страстно, или путём рождения, но — путём исхождения. Он не разделим от Отца и Сына по той причине, что Он исходит от Отца и почивает на Сыне. Он имеет сие единение с Ними неслитно, и различие — нераздельно. Он — Бог и от Бога; это надо понимать не в том смысле, что иное — то, что Он есть Бог, и иное — что Он является Утешителем, но Он является имеющим Своё Лицо Ипостасным Духом, исходящим от Отца и посылаемым чрез Сына, то есть: являемым через Сына, будучи и Сам Началом всего существующего в мире. Он является Началом всего существующего в том смысле, что в Нём всё приведено в совершенство своё. Тот же Дух равен также Отцу и Сыну, за исключением личных свойств, именно, что Он не нерождён (как Отец) и не рождён (как Сын). Он был послан Сыном Его Ученикам, т. е. Он явил Себя им. Потому что, каким образом иначе понимать, что Тот, Кто — вездесущ, мог бы «прийти» ко мне? Каким образом иначе понимать, что Тот, Кто не разделим с Ним, мог быть послан Им? Поэтому Он «посылается» не только Сыном, но и Отцом и через Сына, и Сам приходит, чтобы явить Себя. Потому что действие послания является общим делом (Лиц Св. Троицы), и особенно в отношении явления Духа, Он являет Себя не Своим (Божественным) естеством, — потому что никто никогда не видел и не возвестил естество Божие (Ин. 1, 18), — но бывает являем т. ск. в действии благодати, силы и действии, которое общее — Отцу и Сыну и Духу. Потому что, с одной стороны, в Святой Троице наблюдаем Три Лица, Которым принадлежат личные Им свойства, принадлежащие каждой Ипостаси в отдельности. С другой же стороны, не только сверхъестественная сущность Троицы является общим свойством Лиц, — которая превосходит  всякое наименование, показание и участие, — но также — общие для Них: и благодать, сила, действие, сияние, норма и бессмертие, и вкратце молвить, всё то, согласно чему Бог общается и соединяется по благодати со святыми Ангелами и с людьми. Не лишается Дух Святый Своей Простоты по причине раздаяния и в силу различия Лиц в Троице, или в силу различия сил и действий в сем  раздаянии. Таким образом, Всемогущий Бог — Един, в Едином Божестве для нас. Потому что ни множественность совершенных Лиц никогда не могла бы произойти, ни мы не могли бы говорить о Самовластном, как дающем Себя во множественность, потому что Он обладает силою и силами.

В добавление к сему, мы почитаем образ Сына Божия, Который тем, что стал ради нас Человеком, стал описуем (во плоти), — вознося наше почитание образа к Первообразу. Мы почитаем также святое Крестное Древо и все символы Его Страданий, как божественные трофеи против общего врага нашего рода. Но мы почитаем также и спасительное знамение святого Креста, священные храмы и места, священные сосуды и словеса, изреченные Богом, потому что в них обитает Бог. Подобным же образом, мы почитаем также иконы всех Святых по причине нашей любви к ним и к Богу, Которого они истинно возлюбили и Которому послужили; в этом почитании вознося наш ум к тем, которые изображены на этих иконах. Мы почитаем также Мощи Святых, видя, что освящающая благодать их священнейших костей не оскудела как и Божество не отступило от Владычняго Тела в течение Его Трёхдневной смерти.

Мы ведаем, что по своей природе ничто не является дурным, ни начало зла не является чем-либо иным, как заблуждением от правого пути одарённых разумом людей, которые злоупотребили свободой воли, данной им Богом. Мы любим все церковные предания, как писанные, так и неписанные, и больше всего — таинственнейшее и всесвятейшее Служение (Божественной Литургии), Причастие и собрание в Церкви, в котором (служении) и все другие службы приводятся к божественной цели. Эти священнейшие действия совершаются в священных и божественных чинопоследованиях, согласно Его божественной заповеди и дейст-вию, совершённому Им Самим, в память Того, Кто смирил Себя, не истощив, воспринял плоть и пострадал за нас. Мы отвергаем и анафематствуем всех тех, которые не исповедывают и не веруют в то, что Святой Дух говорил через Пророков; которые отрицают то, что Господь, являя Себя во плоти, возвестил нам; что Апостолы, посланные Им, проповедывали; и что наши Отцы и наследовавшие их научили нас, но которые вместо этого веруют или в принципы своих собственных ересей или до конца следуют тем, которые повели дурным образом.

Мы с любовью принимаем Святые Вселенские Соборы: Никейский Собор, составленный 318 богобоязненными Отцами, собравшихся против богоборца Ария, нечестиво хулившего Сына Божия, низводя Его в тварь, и рассекавшего Божество, Которое — поклоняемое во Отце, Сыне и Святом Духе, — на тварное и несотворённое; также (мы принимаем) Константинопольский Собор, составленный из 150 святых Отцов*, собравшихся против Македония, хулившего Святого Духа, не признавая Его Божество, и против учения Аполлинария, нечестиво учившего относительно воплощения Сына Божия; также — Ефесский Собор, состоявший из 200 Отцов, собравшихся против Нестория, патриарха Константинопольского, который неправильно понимал личное единение Божества и Человечества во Христе, и никак не желал именовать Деву, истинно родившую Бога, «Богородицею»; также — Четвертый Собор, в Халкидоне, где 630 Отцов собрались против Евтихия и Диоскора, которые проводили учение, что во Христе— одна природа; также — Собор в Константинополе, где 165 Отцов собрались против Феодора и Диодора, которые в своих писаниях держались того же мнения, что и Несторий и были соучастниками его ереси, — и против Оригена, Дидима, и некоего Евагрия, живших до них, и пытавшихся ввести некие басни (языческие вымыслы) в Церковь; также — и Собор, бывший после сего Константинопольского Собора, и собранный в том же городе, состоявший из 170 Отцов, собравшихся против Сергия, Пирра и Павла, имевших Константинопольский престол, которые отрицали, что во Христе имеют место два действия и две воли, отвечающие двум природам Богочеловека; наконец — и Второй Собор в Никеи, где 367 Отцов собрались против иконоборцев.

Ещё мы приемлем все те святые Соборы, которые были собраны благодатию Божиею в различные времена и в различных местах для утверждения правой веры и христианской нравственности; среди них находятся и те Соборы, которые были собраны в великом Граде (Константинополе) в знаменитом храме Святой Премудрости Божией, против Варлаама Калабрийца и вместе с ним Акиндина, согласующегося с учением того, и спешащего путём обмана отомстить за него. Они проводят учение, говорящее что благодать, которой обладают сообща Отец, Сын и Святой Дух, является сотворённой, и является тем светом будущего века, — силою которого и праведники также воссияют, как солнце, что и Христос явил нам наперёд, когда исполнился светом на (Фаворской) Горе, — и что вообще вся сила и действие (энергия) Триипостасного Божества являются сотворёнными, как и все иные свойства Божественного естества, Которое само по себе, является иным (т. е. несотворённым). Эти люди этим нечестиво рассекают единое Божество на сотворённое и несотворённое, и при этом они клеймят, как дву-божников и многобожников тех, которые благочестиво почитают тот божественный (Фавор-ский) Свет, как несотворённый, и всю силу и действие (энергию) Божества, как — божественные; они же клеймят таким образом православно верующих, на том основании, что, как они говорят, ни об одном из свойств Божиих не говорится, как об относящемся к Его природе. Но мы отвергаем как тех (последователей Варлаама), так и других (последователей Акиндина), как являющихся вместе и безбожниками и многобожниками; и мы, верующие в единое и вместе Триипостасное и Всемогущее Божество, — Которое никоим образом не лишается Своего единства и простоты (естества) вследствие сил или Лиц, — совершенно отсекаем тех от полноты (собрания) православно-верующих, как именно и поступила святая, кафолическая и апостольская Христова Церковь путем «Синодальных» и «Святогорских Томов».

К сему, мы ожидаем воскресение мертвых и нескончаемую жизнь будущего века. Аминь.


* Напечатанный текст здесь имеет опущение, которое мы здесь пополнили. В некоторых местах, ради большей ясности, текст был передан парафразой.